+7 921 633 11 28 (СПб)

+7 929 986 47 11 (МСК)

   allabraun@list.ru

Alla Brown Фото Музыка Расписание Контакты

Рассказ, у которого нет названия

29 января 2016 года состоялся мой сольный концерт в ресторане “CheerDuck”. Гостей вечера я радовала старыми и новыми песнями, фирменным чувством юмора и новыми нарядами от именитых российских дизайнеров. Всем всё ужасно нравилось: люди улыбались, хлопали, кричали «ура» и «давай-давай». Я же, взирая на происходящее поросячьими глазенками, не переставала думать о том, что самая лучшая терапия от душевной боли – сцена и зрительская любовь. Вам, должно быть, моментально стала интересна история происхождения моих поросячьих глазенок? Что ж, извольте.

***

В начале января угораздило меня познакомиться с одним молодым человеком. Имени его я раскрывать не стану – много чести! Скажу лишь, что этот паразит здорово вскружил мне голову, запудрил мозги, напустил пыли в глаза, навешал лапши на уши и в конечном итоге разбил сердце (просто вдребезги раздолбал сей жизненно важный орган). Сама я, наверное, виновата, что позволила ему с собой так обойтись. Надо было бдеть и не распускать розовых соплей и помнить горемычный опыт предыдущих амурных увлечений. Но чего уж теперь кулаками махать: задним умом мы все крепки.

Начало моего злополучного и скоропостижного романа было сказочным! Мой ненормальный заваливал меня цветами, подарками. Покорял широкими жестами, катая, например, в карете, и откармливал пиццей да пастой со всевозможными ингредиентами (Он оказался большим ценителем итальянской кухни, я же все эти изыски вкушала с равнодушием холодца).

Воображение мое буйно рисовало живописные полотна будущего. Я видела себя летней невестой в пышном платье от Валентина Юдашкина, а Его – в костюме, сшитом на заказ в именитом неаполитанском ателье. Мы бы обязательно устроили очень громкую свадьбу: 100 человек гостей, Алла Пугачева в качестве главной певуньи, белые беседки, увитые плющом, поздний фейерверк, озаряющий небо любовными надписями. Конечно же, мы с милым летали бы на большом воздушном шаре, хохоча и страстно целуясь (не одновременно, конечно)… Что же еще? Ах, да! Праздничный торт! Я представляла его высоким (в полный мой рост) белобоким красавцем, с приторными декоративными завиточками, загогулинками, розочками, сердечками. Мы бы сей шедевр не ели – зачем сало на бока наращивать? А кидались бы им друг в дружку. Так, наверное, прикольно, когда в физиономию врезается кусок торта и сладкой массой стекает к подбородку! Но, скорее всего, я идеализирую. И ни фига это не прикольно. Но что поделать, если вашей покорной слуге присущи разнообразные фантазии и мечты. Сама же от них и страдаю, отдаваясь им регулярно и без всякого зазрения совести. Потом, конечно, сижу, горюю, слезы утираю, сердечные прорехи латать пытаюсь…

 

«…В вечернем сумраке всплывали

Пред ним виденья прошлых дней

Будя старинные печали

Игрой бесплотною теней…»

 

Это Блок написал, я бы так не смогла. Но вы понимаете все масштабы моих личных катастроф. Правда, надо отдать мне должное – я довольно-таки быстро оправляюсь от полученных травм. Не в моем характере кручиниться долгое время. Ну, обидел меня давешний ухажер, да и хрен с ним, пусть шагает дальше и не кашляет! Проживу я как-нибудь без его блондинистых вихров, волооких очей голубого цвета и могучего интеллекта. Да что там проживу?! Еще лучше найду!

А рассказать, как он простился со мной? О! Он сделал это в духе настоящего современного джентльмена – прислал мне смс-ку со словами «ты свободна, прощай!». Нет, как вам это нравится?! Этот трус даже не позвонил! Дело было так. За день до концерта в «Чердаке» я записывала две новые песни – «Нелюбовь» и «Слишком поздно». Он влюбленным стражем сопровождал меня в студию звукозаписи, терпеливо ждал, пока я закончу свои дела. Дождавшись, шептал, что я его талантливая девочка и мчал меня на собственном авто в снежные петербургские дали… А на следующее утро не отвечал на мои звонки, на сообщения «В контакте». Я переживала: где он, как он, что с ним, не сдох ли…

Какого же мне было, когда я получила его «сердечное» послание?! И это за пару часов до выхода на сцену! Думала, крякну от досады и обиды. Хотела лечь навзничь, да так нервным трупом неделю и пролежать, рыдая в подушку и поедая любимое фисташковое мороженное. Однако такую роскошь я позволить себе не могла: зритель же не виноват в том, что мне в душу насрали.

Что было дальше, вы уже знаете (см. начало рассказа). А завершила я концерт символично – песней «Большак». Ведь в строчках «жить без любви, быть может, просто, но как на свете без любви прожить?» – вся суть жизни: и моей, и вашей.