+7 921 633 11 28 (СПб)

+7 929 986 47 11 (МСК)

   allabraun@list.ru

Alla Brown Фото Музыка Расписание Контакты

Сегодня праздник – плакать не надо!

Не знаю, почему, но именно в праздники мне бывает отвратительно грустно. С чем увязать такое обстоятельство я, честно говоря, ума не приложу. Вероятно, в часы тотальной эйфории глубже ощущаются личное одиночество и прочие эмпирические ущербности. Для артиста сентиментальные минуты позволительны. Ведь он – существо ранимое и чуткое, острее других представителей человеческого племени чувствующее всякие там бяки и каки. Однако в атмосфере, туго нашпигованной радостью и смехом, нюни, а также всяческие рефлексии на тему несовершенства мира или гамлетовские рассуждения насчет того, быть или не быть – позор! Ведь какая главная задача любого скомороха? Правильно: смешить да радовать. У людей и без того своих проблем выше головы, чтобы еще и тоскливым артистическим глазенкам сопереживать.

И как быть? Как бороться с накатывающими безобразиями? Поделюсь своим рецептом поднятия духа – запоминайте. Как только я начинаю ощущать, как в душеньку мою загребается печаль, то незамедлительно бегу в какой-нибудь темный угол и там, где меня никто не видит и не слышит, начинаю читать «волшебное заклинание». Вот его текст: «кто помойного ведра в срок свой не выносит, у того в башке – мура, морда палки просит». И так много-много раз, с каждым повтором ускоряя темп произносимого четверостишья. Когда из-за набранной скорости я сама перестаю разбирать смысл произносимых слов, – резко замолкаю и несколько минут пребываю в положении «труп». После чего резко поднимаю руки вверх и также резко «бросаю» их вниз с диким криком «йя-хаа». Кончено, все эти манипуляции – мелкая домашняя магия, только и всего. Но эффект она производит потрясающий: все грустные мысли моментально улетучиваются из сознания.

Рассказываю я это вам вот, по какому случаю. 25-го декабря я рулила предновогодним корпоративом, который отмечали Истринские теплосети. В помощницы мне снарядили двойника небезызвестной особы – Верки Сердючки. Так вот этот самый «веркозаменитель» – весьма талантливый молодой человек – возьми да и закручинься в гримерке перед самым выходом к гостям.

– Что нос повесила, Веруня? – Любезно поинтересовалась я у коллеги.

– Кто? Я? Нет-нет, со мной все в полном порядке!

– Ага, я вижу. Панихида!

– Нет, правда, все хорошо.

– Слышь, что ты тут ломаку играешь? Тебе сейчас к зрителям выходить, а у тебя слива вместо носа и глаза грустные, как у псины бездомной.

– Грустно мне, Браун.

– Почему?

– Не знаю. День не задался, мысли разладились, настроение ни к черту, короче говоря, какая-то жопа.

– Ясно: «и свет померк, и руки опустились, и я уже не помню, как жила».

– Вот именно.

– «Вот именно»! Тебе сейчас на сцену! Ты думаешь, народу приятно будет твою скорбную мину лицезреть?! Твое ведь какое дело? Развлекать народ, раз-вле-кать, а не в депрессию вгонять! Давай, соберись!

– Пробовала. Не выходит.

– Это потому что ты не знаешь про мой метод «йя-хии». Но я тебя сейчас научу! Запоминай! Дважды повторять не буду.

Стала я, значит, все рассказывать и показывать. И вот, когда дело дошло до кульминации – крика «йя-хаа!», Верка, стоя с поднятыми руками, возьми и заяви мне:

– Правду про тебя говорят, что ты – мировая тетка! Кто бы еще со мной так возился? Знаешь, мне уже полегчало, правда. Может, без дальнейшей процедуры обойдемся?

– Еще чего захотела! Выполняй, не отлынивай! Пока «йя-хаа!» не крикнешь, настроение не выправится. И, вообще, перестань болтать! Сейчас молчать надо.

– Та-а-а-к! Вот вы где, – вдруг раздался за нашими спинами голос официанта «ДжанГо». – Народ уже ложками по столу стучит, вызывает их, а они тут хренью какой-то занимаются. Бабы, вы ополоумели, что ли?

– Давай, Верка, кидаемся. На счет три: раз, два, три!

И вот надо же было такому случиться, что в самый кульминационный момент я возьми да и завались навзничь. То ли каблук подвернулся, то ли колено подогнулось, то ли силища меня неведомая шатнула – не знаю. Упав, я (видимо от неожиданности) возьми да и запой: «по ту-у-у-у-ндре, по железно-о-о-о-й дороге, где мчится поезд «Воркута-Ленинград», мы бежали с тобо-о-о-о-ю от проклятой пого-о-о-о-ни, чтобы нас не настигнул пистолета заряд». А после – начала дико ржать. Впрочем, ржать начали все, кто стал свидетелем моего фатального кульбита. Но громче всех хохотала Сердючка.

– Теперь видишь, Верка, какая сила у моего ритуала?! Давай, поднимай меня. А то уже заждались нас.

 

Не бывает горячей

Истринских теплосетей.

Так накочегарят,

Что сугробы тают!

Ходят дружно на парад

И сажают дружно сад!

Потому что просто

Супер руководство!

Я бокал свой подниму,

Подойду и обниму –

С Новым годом, люди!

Пусть вам счастье будет!

 

С такими словами я вышла к ожидающим отдыхающим, и начался, понесся наш фееричный праздник, полный улыбок, шуток, песен, танцев и замечательного настроения.  Ведь праздники такими и должны быть!