+7 921 633 11 28 (СПб)

+7 929 986 47 11 (МСК)

   allabraun@list.ru

Alla Brown Фото Музыка Расписание Контакты

Корабли в моей гавани

18 декабря мне посчастливилось провести сентиментальный предновогодний корпоратив для сотрудников судостроительного предприятия Балтийский завод. Почему сентиментальный? Да потому, что ваша покорная слуга имеет непосредственное отношение к корабельной истории – ведь я закончила судомеханический факультет Ленинградского института водного транспорта (ныне – Санкт-Петербургский Университет водных коммуникаций).

Только вот не надо делать «лицо» и «глаза». Да, не распознала я с младых ногтей свои таланты. И что с того? Разве мастерство ремесленника подтверждается исключительно «корочкой»? Дудки! Талант – это от высших сил. И, ежели Боженька тебя в маковку при рождении поцеловал, то уж поцеловал. Впрочем, я уже говорила, что один лишь только талант ничего не решает. Надо еще и трудиться, причем каторжно. Что я, собственно, и делала, когда поняла, что без песни жить нельзя на свете, нет. Сколько я репетиторов по вокалу исходила, сколько яиц сырых выглохтала, сколько прослушала всяких опер-концертов-симфоний, дабы наверстать певческие умения. И не остановилась по сей день! Активно продолжаю самообразовываться и мир постигать, ставя перед собой новые вершины, уверенно иду к ним.

И пускай знания, которые я получила на судомеханическом факультете, мне не удалось применить на практике, зато любовь к кораблям – навсегда в сердце. Ведь такие они красивые, такие сильные, такие немногословные, а уж когда начнут «говорить», протяжно и грустно гудя… Я вот подумала, что старость хотела бы встречать в каком-нибудь портовом городе. Приходила бы каждый день на пирс, кормить чаек и рыб, встречать и провожать плавучие машины, махая им и шмыгая носом…

Но я отвлеклась.

Без лишнего бахвальства скажу, что Балтийский завод – самый крутой судостроительный завод всех времен и народов! Полтора столетия (если я правильно подсчитала, математик из меня никудышный) завод строит технически сложные и уникальные для своего времени суда и корабли. Он был построен в 1856 году петербургским купцом Карром и подданным Великобритании инженером-механиком Макферсоном. В начале двадцатого века на Балтийском заводе построили первую боевую подлодку «Дельфин» (почему убойной машине дали столь романтическое название, я не знаю). В военное время завод вовсю помогал оборонной промышленности. Ну а сегодня предприятие направило большинство своих сил на гражданское судостроение и, попрошу заметить, не только для нужд отечества: Германия, Нидерланды, Португалия, Норвегия, Швеция и многие другие страны мира эксплуатируют суда, выпущенные на Балтийском заводе. (Это я пишу стоя – такая гордость берет!).

Во время банкета – в перерывах между песнями и тостами – я познакомилась с удивительными людьми! Редко в наши дни встречаешь такое единодушие и доброту среди отдыхающих компаний! Поверьте, на своем веку я многое повидала, но вот, чтобы так тепло и благодушно встречали!.. У меня сложилось впечатление, что все собравшиеся – мои родственники (в хорошем смысле этого слова). Будто мы с ними не виделись тысячи лет, а потом нас случай свел за общим столом. И вот мы сидим, общаемся, угощаемся, новостями делимся, песни горланим, хохочем, нетрезвые слезули роняем. И так нам хорошо, так здорово вместе, что расходиться совсем не хочется! А чем еще примечательны такие посиделки? Правильно: невероятными открытиями!

Надо же было такому случиться, что на корпоративе Балтийского завода я чудесным образом познакомилась с папой моей близкой подруги Машеньки Лохановой. Кстати, Машенька еще и замечательная певица. Ее голос звучит на бэк-вокале во многих моих песнях. Папа у Маши – это просто мечта, а не мужчина! Вежлив, внимателен, обходителен, тактичен. Кстати, он, будучи наслышан от дочурки о моих провалах в памяти, разрешал называть себя «папа». Я поначалу смущалась – живы еще в памяти лихие перестроечные годы со всем этим новорусским сленгом, где, например, слово «папик» означало – богатый спонсор, влиятельный покровитель. Но я живо стряхнула с себя прах воспоминаний бурной молодости и без всякого ассоциативного умысла стала называть Машиного папу «папой».

С «папой» мы нашли много общих тем для разговоров. Да и сверх них умудрились проболтать о том и сем полвечера. Конечно, не в ущерб для отдыха остальных собравшихся. Будьте спокойны: всем без исключения я уделила должное артистическое внимание. Очень много пела (как из репертуара Аллы Пугачевой, так и своих песен), шутила, произносила тосты, танцевала. Короче говоря, обеспечила людям ту степень веселья, на которую они рассчитывали, а, может, и не рассчитывали, а я их приятно удивила. И все сделались счастливы. А в таком, пусть даже и кратком, удовольствии от жизненного момента – самая соль. Ведь не будь толики радости, чтобы с нами всеми сталось? Да зачахли бы все, хандрой поросли. Дабы подобного не случилось, старайтесь не утрачивать позитивного настроя. Если вдруг по каким-то причинам вы его похерите, то зовите меня. Уж я-то знаю толк в поднятии жизненного тонуса!

 

«Вдох глубокий, руки шире, не спишите, три-четыре,

Бодрость духа, грация и пластика!».