+7 921 633 11 28 (СПб)

+7 929 986 47 11 (МСК)

   allabraun@list.ru

Alla Brown Фото Музыка Расписание Контакты

Алло, кто ищет таланты?

Аккурат в день Октябрьской революции по календарю СССР – 7-го ноября – ваша покорная слуга облагораживала собственным талантом сердца гостей Международного конкурса с патетическим названием «Мировые таланты». Опережая дальнейшие события, скажу, что стала я тогда Лауреатом первой степени в номинации «Эстрадный вокал». Правда, все эти «степени» и «категории» вызывают у меня ассоциацию с мясопродуктами. Не знаю, как у вас, а в моем детстве магазины делили всякие там голяшки и огузки на группы: что жилистее и костистее, значилось низкой категорией – четвертой или пятой. А то, что было типа «вырезка» или «медальон» уже гордо шло, в смысле лежало, под первой или второй категориями. Вот.

Означенный конкурс проходил в столичном Доме Кино. В биографии данного места есть много удивительных историй. Впрочем, разве может быть иначе, если там регулярно проводятся различные встречи людей искусства. А все мы знаем, что эти самые люди обладают своеобразными своебразностями. Не стану сейчас совершать экскурс в прошлое – зачем ковырять мох воспоминаний, когда в настоящем есть парочка историй. Причем обе они – с моим участием.

История первая. О поносе и склерозе.

На «Мировые таланты» я привезла свою, да и вашу тоже, любимую песню – «Летаю». Произведение сие давно уже полюбилось всем и каждому из-за своей ритмичности, мелодичности и лиричной смысловой нагрузки, впрочем, не очень обременительной для мозговой активности. Потому что у людей и без того мыслей невеселых полная голова. А творчество, помимо разумного и вечного, должно сеять в черепной коробке доброту. Вот и распеваю я «Летаю» по всем городам и весям нашей необъятной родины, радуя народ.

В одном из рассказов я уже сообщала, что перед каждым конкурсом волнуюсь, аки девица в первую брачную ночь. Не стал исключением и «Мировые таланты». Начать с того, что за пару часов до выхода на сцену у меня стряслась «медвежья болезнь», говоря немедицинским языком – понос меня пробрал. Так и бегала стометровку до домкиношного туалета с олимпийской скоростью. Очередная моя оккупация тамошнего сортира была бесцеремонно нарушена громким стуком в дверь и криком:

– Алка! Выходи, засеря такая! Тебе сейчас на сцену выходить! – То моя дорогая подруга, приехавшая поддержать, вызывала.

– Алла не может. Она сейчас несколько занята. – Отвечала я из-за тонкой двери скорбного серого цвета.

– Слышь! Давай закругляйся. Хочешь, чтобы с соревнования сняли?

– Не хочу. Я домой хочу.

– Вот и поедешь себе спокойно. Только завтра. Быстро выметайся, кому сказано?!

– Бе-бе-бе.

– Так, я пошла. Жду тебя у туалета через 15 секунд.

– Изыди.

 

– Не видишь, что мне худо! – Выговаривала я подруге, семеня на высоких каблуках.

– Скажите, пожалуйста, какая цаца!

– Но как же будет худо зрителям, ежели во время исполнения из меня вылетит…

– А-ха-ха, молчи!

– Да, из меня вылетят не только слова!

– Все! Мы пришли.

– Ну, как я выгляжу?

– Изумительно! Как всегда.

– А запах дрянца я не источаю, а то тут что-то пованивает.

– Это запах успеха, голуба моя! Успеха!

 

«Господибожетымой, сколько же в человеке говна?!». С такими словами я вышла на сцену «Дома Кино». Я думала, что про себя это думаю, а вслух не говорю! Я ж еще не окончательно выжила из ума, чтобы такие гадости во всеуслышание произносить. Но, видать, мозг мой не состыковал действия со ртом, вот я и ляпнула! Хорошо еще что вовремя спохватилась, не дала конфузу раздуться до размеров газетной полосы в «желтой» прессе.

 

– Да, да. Так говорила моя любимая Фаина Георгиевна Раневская, имея в виду не слишком порядочных личностей. Ну таких-то тут точно нет! Вон вы все какие сидите – красивые, одухотворенные. За каждого участника болеете-переживаете, поддерживаете их аплодисментами, да не какими-нибудь там жидкими хлопочками, а самыми настоящими овациями. Если вы мне сейчас не похлопаете, дорогие мои, я еще минут на сорок речь забабахаю.

Тут все хохотнули, похлопали мне, после чего я сказала, изящно развернувшись в левую кулису: «Маэстро, туш!»

Заиграло вступление к «Летаю», а у меня в голове – пустота, ноль и дырка от бублика. Вот уже петь мне пора начинать, а все слова из головы как ветром выдуло. «Да что ж за подстава такая? Вот уж точно обосрусь сейчас по полной», – судорожно я думала (теперь уже 100% про себя). Но тут внезапно стряслось волшебство – текст вспомнился. Правда, с небольшими неточностями. Так, вместо положенного вступления «летаю, летаю, от тебя к тебе всю ночь летаю; я стая, я стая – бабочек на пляже диком стая» и пропела: «летаю, летаю, от тебя к тебе всю ночь летаю; я стая, я стая – попочкой на пляже загораю».

История вторая. О нервах и алкоголе

Как водится, после любого состязания наступает торжественная минута награждения и заслуженный расслабон. 8-го ноября все в том же «Доме Кино» проходил гала-концерт всех «Мировых талантов». Именно на этом гала-концерте мне и объявили, что я стала Лауреатом той злополучной первой степени. Далее – все, как в тумане.

Только не подумайте чего дурного. Да, на радостях я мякнула за собственное достижение. Но то была символическая стопочка виски! Уверяю вас: растащило меня во все стороны из-за порядочного нервяка! Единственное, что всплывает в памяти, так это мой краткий разговор с одним из конкурсантов. Конкурсант был африканской наружности, красив собой, высок и статен. Ежели бы не межрасовая моя неграмотность – кроме русского никаким языком я не владею… Вот и приходилось довольствоваться дикой смесью из языка жестов, междометий и обрывочных знаний из серии «майн нейм из», «гуттентак», «лав из», «аморе мио».

Так мы с ним сидели, мило «общались», вдруг мне приспичило отлучиться по нужде. А паренек этот загородил своим туловищем весь проход. А тут еще как на зло заиграла какая-то дрыгательная композиция, мой «собеседник» вскочил с места и начал на месте же колыхаться, повиливая тазом то в одну сторону, то в другую. В иной ситуации я бы к нему присоединилась, но в тот раз мне хотелось лишь одного: как-нибудь обогнуть его дородность и дойти до нужного места. И так я, и эдак, вправо, влево – не выходит. Тогда я не выдержала и дурным голосом на весь «Дом Кино» гаркнула: «да отойди же ты, эфиоп!».

Занавес.