+7 921 633 11 28 (СПб)

+7 929 986 47 11 (МСК)

   allabraun@list.ru

Alla Brown Фото Музыка Расписание Контакты

Изображая фаю

«Я – выкидыш Станиславского. Понятна мысль моя неглубокая?». Вот только не стоит пугаться, мои дорогие пупсики, и дрожащими ручонками тянуться к телефону – неотложку вызывать. Все с вашей любимицей в наиполнейшем порядке. Это я вас так нетривиально ввожу в русло своего очередного повествования, в котором речь пойдет о моем перевоплощении в любимую Фаину Георгиевну Раневскую. Да-да-да, именно ее высказывания употребила несколькими предложениями выше. Ух, хотела бы и я так уметь выражаться ртом, чтоб фразочки, вылетающие из него, становились крылатыми да и порхали бы надо всеми, радуя остроумием. Впрочем, Кесарю кесарево, а Богу богово.

Не стану долго вальсировать вокруг да около, сразу к главному перейду. Так, секундочку, чей это голос я слышу? А, ну, конечно! Один осел-любопытчик интересуется, чего это я посягнула на Раневскую. Что ж, извольте объяснение схлопотать. Все проще простого: мне давно уже хотелось натянуть артистический образ Фаины Георгиевны на свое туловище. К тому же меня нередко сравнивают с Раневской, дескать, и на язычок-то я остра, и наружностью отдаленно схожа. Вот и решила, как говорят французы, пуркуа бы и не па – почему бы и нет.

Осуществить задуманное помогли замечательные ребята: фотограф Ольга Михайлова-Яровая, гример Лена Пентешина, а за костюмы отвечали мои любимые дизайнеры – Владислав Аксенов и Наталья Солдатова. Все они – большие профессионалы своего дела. Оля – маститый фотохудожник, за плечами которого не одна успешная выставка. Леночка работает со мной давно и очень продуктивно: образы для различных фотопроектов и клипов – ее чудесных рук дело. Ну а Владислав и Наталья известны на всю страну: первый – эпатажными коллекциями, вторая – изумительной красоты шедеврами для девичьего гардероба.

Понятное дело, что для вхождения в образ Раневской я не ограничилась намалеванием хари и напяливанием подобающих вещей. За несколько недель до я добросовестно просмотрела фильмы и телеверсии спектаклей с участием Раневской. Великая, великая актриса! Снимаю шляпу перед ее многогранным талантом! Вот многие из вас считают ее комедийной героиней, тогда как и драматические роли ей, безусловно, удавались. Взять, например, спектакль «Дальше – тишина» – пронзительную историю о вынужденном прощании любящих друг друга старых людей, осознавших вдруг, что они больше не нужны ни их взрослым детям, ни самой жизни. Когда эта постановка шла на сцене Театра имени Моссовета, стать зрителем действа было практически невозможно. Те же, кто попадал на спектакль, тонули в сострадательных слезах. А вот сама Раневская комментировала восторг публики с неизменным искрометным сарказмом: "Ко мне после спектакля «Дальше – тишина» входит пожилой, такой сверхинтеллигентный театрал. Голова слегка трясется. А я усталая, еле дышу. Он говорит: «Великолепно, великолепно! Извините, ради Бога, но сколько вам лет?» А я говорю: «В субботу сто пятнадцать». Он: «Великолепно! Великолепно! В такие годы и так играть!».

А еще я прочла несколько биографических книг о Раневской и проштудировала сборник афоризмов актрисы. Мне было то невероятно грустно, то до икоты смешно, но скучно – никогда. Вынуждена признать: изучая материалы, я обнаружила еще одну схожую черту – невероятное одиночество. Окружающие считали Раневскую неуживчивой, порой даже вздорной, но никто не в силах был понять, что за «колючками» скрыта чистая, ранимая, жаждущая любви душа… Вот так же и у меня (всхлип).

***

 

На фотосъемке, которую я дежурно назвала «Изображая Фаю», царила атмосфера неудержимого веселья. Я не стала впадать в драматическое амплуа и выдавала на-гора исключительно комические пассажи. И настолько, надо сказать, вошла в роль, что даже говорить с характерным баском начала. Свидетели сего перевоплощения пребывали в состоянии вопиющего восторга!

– Ой, Алка! Уморишь же! Сжалься, пощади-и-и-и. Ах-ха-ха-ха! Господи! Мать, ну ты пряма вылитая Раневская, вы-ли-та-я! – Наперебой восклицали ребята.

– Шо грите? – Вопрошала я. И тут же подкрепляла изречение цитированием Фаины Георгиевны (а я их заготовила будь здоров!).

Результаты наших трудов получились на пять с плюсом. Впервые посмотрев на фото, я даже саму себя не признала. Можете представить?!

– Кто это? Что это? – Недоуменно поинтересовалась я у фотографа.

– Как это «кто»? Ты че?! Ты это!

– Я ли, чё ли?

– Ты, ты! Господи, а кто ж еще? Кого мы фотографировали?

– Меня.

– Дык в чем проблема?

– В самоидентификации.

– Вот видишь, как все чудесно у нас вышло, раз ты сама на себя не похожа!

– Да меня бы и мать родная не признала, вместе со всеми родственниками! А Пентешиной (гримеру проекта – прим. автора) фотки показывали?

– Да.

– И что она?

– Сначала подумала, что я ей фото Раневской демонстрирую.

– Ха-ха! Вот Ленок дает!

– Хорошо она тебя накрасила, конечно!

– Мы все на славу потрудились, молодцы мы! Спрыснуть бы за это надо, конечно!

 

Кстати сказать, часть тех работ будет представлена в Медицинском центе “La perfecta” (я уже о нем вам когда-то писала). А шесть особенно мне полюбившихся фотографий я подарю. Кому – пусть пока останется большим секретом, который я обязательно вам открою – всякому овощу свой срок.