+7 921 633 11 28 (СПб)

+7 929 986 47 11 (МСК)

   allabraun@list.ru

Alla Brown Фото Музыка Расписание Контакты

Личное Лиричное

Осенью, в унылую пору, очей очарованье, всякую творческую натуру схватывает созидательный припадок. У поэта пулеметом строчатся стихи (как у Александр Сергеича в Болдино), у живописца пишутся картины, у танцоров ноги вытворяют самые фееричные четкие-чечеткие па, ну а из проповедников музыкально-песенного жанра невесомой стрелой улетают в марево горизонта пронзительные баллады. Причина такого креатива мне, признаться, не известна. Но допускаю, что после треволнений и переживаний жаркого лета душа нуждается в утолении какой-то своей жажды, отсюда и все эти стишки-картинки-песенки.

Ясень пень, что и для вашей покорной слуги осень выдалась богатой на урожай. Да-да, огород меня не подвел: морковь, картофель и прочие съедобности вымахали и уродились, но я сейчас не об этом. Две песенные премьеры случились у меня. И какие! А какие же они, должно быть, поинтересуетесь вы?

Оба произведения – «Восточный сон» и «Непрошеная осень» – были написаны одними и теми же авторами. За музыку отвечали именитые столичные ди-джеи, из скромности попросившие не раскрывать своих имен. А слова принадлежат таланту и перу моей давней и милой подруге Олечке Кухаренко. Не знаю, как авторам, но лично мне песни дались тяжко – больно много личного-лиричного в каждой.

«Восточный сон» начинается со слов:

 

«Смотри мне в глаза,

Смотри мне в глаза.

Окрыленная душа

Улетает в небеса…»

 

Именно так я чувствовала себя в середине лета, когда познакомилась на знойном взморье со знойным же красавцем (не стану называть его имя – много чести). Закрутился роман, на который я – барышня пылкая и ни разу замужем не бывавшая – по глупости возложила большие надежды. И не просто так я разлакомилась, надо сказать! Мне повод давали. Кавалер умел ухаживать: розы охапками, фрукты корзинами, кольца с бриллиантами, вздыхания при луне, задушевные разговоры под плески воды… Короче говоря, все было, как в девичьих снах моих, даже еще лучше. Отсюда и (в припеве):

 

«Лето – яркие цветы,

Лето – это я и ты,

В летнем танце шум воды,

Лето – жаркие мечты,

Лето – яркий свет луны,

Лето – розовые сны,

Синий свет ночной звезды,

Это я! И это ты!».

 

Что последовало дальше, полагаю, объяснять не надо. Кинул меня мой незабвенный хахаль. Обрек на ожидания всех земных благ и соскочил, бросил, наср.. наплевал в душу, обманул, предал, обломал полет мечты моей. Но вы меня знаете, собрав жопу в горсть, а волю в кулак, я перешагнула через собственную боль, великодушно простив смутившего меня мерзавца. Чтоб пропасть ему, собаке, чтобы сдохнуть в буераке, чтоб ему на том свету провалиться на мосту!!!

В общем, про «Восточный сон» я пела с жабой на грудях, в смысле с теснотой в сердце и комом досады в горле, одолеваемая думами о несбыточно-желанном…

 

Те, кто слышал песню «Непрошеная осень», могли резонно предположить, что и она посвящена моему курортному паршивцу. Ан нет! Другой амурный свинтус прошел сквозь мою горемычную жизнь, напылив и накопытив. Правда, надо отдать ему должное, напакостил он в меньшей степени, нежели его предшественник. Или это я уже стреляным воробьем сделалась и «ждать сердцу не пристало поминутно»? Иначе откуда бы взяться в песни таким словам:

 

«Уже не те, давно не те слова

И в ожидании нет прежней муки.

И не кружится больше голова,

Когда твои меня коснутся руки.

Непрошеная осень наших чувств,

Как россыпь потускневших звезд под утро.

Случайных слов наигранная чушь

Ложится на постель дешевой пудрой.

Непрошеная осень наших чувств

Последний раз украдкой глянет в лето.

И, подметая мокрую Москву,

Швырнет в фонтан последнюю монету».

 

Что? Вы хотите подробностей и рассказа о реальных событиях? Что ж, извольте, только имейте в виду: сердце мое еще не зажило как следует, за повествование не ручаюсь.

Познакомились мы с ним (опять имени не стану называть – обрыбится), как вы уже, наверное, догадались, в Москве. Видит Бог, противилась я знакомству сему, видать, сердце (или иной какой орган) чуяло, что дело – дрянь. Но потом как-то незаметно шельмец очаровал меня, убаюкал речами, уморгал глазищами. Правда, чего греха таить, было еще одно убедительное обстоятельство, сыгравшее в обхаживании вашей покорной слуги немалую роль. А именно его большой и толстый… интеллект. Александр Друзь вместе со всем «Что? Где? Когда?» вместе взятым нервно курят в сторонке! Об чем не спрашивала я своего кавалера недоделанного – на все вопросы отвечал. И сколько звезд на небе, и сколько волос на голове, и чей язык самый тяжелый на свете – все знает. Или это он специально всякие интересности вызубрил, чтобы меня поражать в самый мозжечок?!

Однако же я была начеку. Нюни не распускала, не расцветала буйным цветом малины, больших надежд не строила. Зато маленькие чаянья возвела-нагородила. И когда уже уму-разуму-то научусь? Когда доверчивой школьницей быть разучусь? Когда к людям мужского пола с опаской относиться научусь? Правду, видать, говорят: горбатого могила исправит. В общем, и на сей раз паршиво все вышло: ухаживал, обхаживал и ку-ку… Отсюда и «наигранная чушь» с «дешевой пудрой».

Короче говоря, разучивая и записывая новые песни, я дала слабинку – не все же в себе копить. Но не долго билися слезинки у глаз мох. Вы же меня знаете! Разве под силу обстоятельствам из Аллы Браун дух оптимистический вышибить?! Вот и я говорю, что НЕТ! А вы, дорогие мои касатики, немедля включайте «Восточный сон» и «Непрошеную осень». Слушайте их, вслушивайтесь в каждое слово и телом натрясывайте, ведь в музыкальном плане песни очень энергичные!