+7 921 633 11 28 (СПб)

+7 929 986 47 11 (МСК)

   allabraun@list.ru

Alla Brown Фото Музыка Расписание Контакты

Когда-то Феликс Мендельсон Бартольди… или минорные размышления в период свадебных торжеств

С той поры, как я провела тысячную свадьбу, прошло уже много бессвадебного для вашей покорной слуги времени. Для тех, кто не следит за моим творчеством, поясню: за свой век я настолько «наелась» означенных торжеств, что любое упоминание о дне бракосочетания вызывает у меня изжогу и несварение. Ибо поперек горла мне все эти женихи с невестами, свидетели с лентами через туловище, трехэтажные оливье и приторные торты. Кстати, никто из вас не знает, зачем на свадьбах вообще нужны эти торты? Кто их ест? Лучше бы антипохмелины гостям раздавали…

Так вот. С той поры, как перед моими очами промелькнула тысячная свадьба, я пообещала себе, что ни одна моя голосовая связка не напряжется в громком восклицании: «поздравляем, поздравляем от души мы молодых!». Однако финансовая напряженка, гудящая в нашей стране, заставила меня взяться за старенькое. 19-го и 20-го сентября я вновь скакала горной ланью на двух свадебных банкетах: в первый день – у дочери моей давней подруги Юли, во второй – у сердечного дружка Алексея.

Оба праздника прошли великолепно: весело, зажигательно, сыто и пьяно. 19-го мы гудели в местечке под названием «Драгунский Ручей», ну а 20-го – в ресторане “Le Cristal”. Заведения оказались на редкость неплохими: интерьер, обслуживающий персонал, шеф-повара – все на должной высоте. Побольше бы таких нашему городу! Что касается пищи духовной, она была вне всяких похвал. Ну а как могло быть иначе, когда у руля шуток, поздравлений и экспромтов находилась ваша покорная слуга?! Гости стояли на ушах, дым – коромыслом.

Признаться, я иногда думаю: будь на моем месте другая какая-нибудь персона, как сложился бы развлекательный час? Стали бы гости так же не скучать, петь и хохотать? Или я слишком хорошего мнения о талантах собственной персоны и желаемое выдаю за действительное? А что если я уже успела поиздержать свой артистизм? Что если шутки у меня – по инерции, смех из меня – по инерции, а все остальное – бестолку, напрасно и зря? Вот какими философическими думами терзаюсь. Или думы сии – от хорошего? Дескать, я сомневаюсь, значит существую в здравии ума и самокритичности, постоянно ища, как сделать лучше и небанальнее? Что со мной, люди? Неужто кризис среднего возраста подкрался незаметным кабаном и пожрать меня хочет? Ладно, подвешу эти вопросы в воздухе – пусть висят до поры до времени. Как ни как я вам про веселое собиралась написать, а не про нюни.

«Когда-то Феликс Мендельсон Бартольди невестам написал мелодию…». Все вы ее знаете, всем она надоела. Посему на двух минувших торжествах она ни разу не прозвучала. Вместо нее лились из ресторанных динамиков чарующие звуки моих нетленных произведений. Напела я их на целый сольный концерт, но что особенно было приятно, так это познания некоторых свадебных гостей в области моего творчества. Во время исполнения песни «Питерская бомба», я (то ли от волнения, то ли из-за плохо употребляемых сезонных витаминов) забыла слова второго куплета! И вот представьте ж себе: мне их напомнил один господин из зала!

А на свадьбе Алешки я чуть было не опростоволосилась окончательно. Алексей не просто мой нафталиновый друг, он – мой неоконченный роман. Неоконченный, а потому и незабытый. Дело в том (да простит меня Лешкина жена), что Алеша, будучи парнем статным и видным, вскружил мне голову. Или это я сама себе ее из-за него вскружила? Произошло это целых 8 лет тому назад. Несмотря на то, что Алеша не давал мне абсолютно никаких поводов думать, что я стану его супругой, именно так я и думала. Вернее, мечтала об этом. Наверное, это чисто женское, наше бабское: самой придумать, самой обидеться… Вот и решила я на Алешечкином бракосочетании подналечь на спиртное – досаду в алкоголе утопить. И ведь умом понимала – негоже, но сердце выстукивало «давай». Стаканчик, другой опрокинула. Чувствую – повело меня в хмельные дали. И вот уже слеза застлала горизонт воспоминаний, глаз нервически задергался, ком горечи-печали к горлу подступил. Мне на сцену пора, а ноги ватные! Вдруг голос невидимый мне в ухо жарко так залепетал:

 

Аллочка, соберись! Выброси из головушки всю амурную чепуху! Тебя люди ждут!

– А кто это говорит-то?

– Как это «кто»? Я!

– Да кто я-то!

– Совсем ты, мать, видать, плоха. Я это, я! Ангел твой хранитель.

– «В небе ночном на исходе лета, ярких жемчужин рой. Не покидай, сотканный из света, ангел-хранитель мой».

– Вот именно что. Давай-ка, тяпни чего-нибудь отрезвляющего и шагай веселить народ. Свадьба у тебя, как ни как!

– Она не у меня!

– Ну да, формально не у тебя, но ты же на ней должна выступать. И причем достойно, а не как раздолбайка какая-то!

– А если я не хочу выступать? Если я хочу формальностью быть?

– Успеешь еще! Хватит ныть, сопли утри и пошла. Хочешь, чтобы о тебе вместо восторженной дурная молва по свету полетела?

– Не-е-е-т!

– Тогда вперед и с песней!

 

Я и пошла (правда, до сих пор не знаю, что за аудиальная галлюцинация со мной приключилась) и вдарила как следует, как всегда. «Никто и не подумал, никто и не поверил в то, что очень-очень одиноко мне». Главное, чтобы виновникам торжества было горько и счастливо сегодня, завтра, всегда.