+7 921 633 11 28 (СПб)

+7 929 986 47 11 (МСК)

   allabraun@list.ru

Alla Brown Фото Музыка Расписание Контакты

Тайские зарисовки. Часть двенадцатая. И последняя

4-е марта. На часах 19.45. Я сижу в аэропорту Пхукета, ожидаю посадки на самолет. Мои ноги покоятся на большой сумке – она немного громоздка для ручной клади, но мне ее разрешили оставить и не сдавать в багаж. Настроение у меня хорошее и печальное одновременно. Хорошее, потому что я еду домой: за дни, проведенные в Тае я, конечно же, исскучалась по родным и близким, по Санкт-Петербургу и его вечно хандрящему настроению. А печалюсь я из-за предстоящей разлуки с гостеприимным Таиландом и новым друзьям… Я прикрыла глаза и, как любят писать в сентиментальных романах, с улыбкой на устах устремилась в воспоминания.

По внутренней стороне век промелькнули все приключения, случившиеся здесь со мной. О самых интересных я подробно написала в 11-ти предыдущих частях тайских зарисовок. Напоследок хочу рассказать про то, как прошел мой последний день пребывания в этой южной стороне.

3-го марта с самого утра я начала паковать чемоданы. Признаться, мне не совсем по душе дорожные сборы: все у меня теряется в неподходящий момент, из рук выпадает, я начинаю нервничать, психовать. А видели бы вы меня, когда чемодан, под завязку набитый вещами, не хочет застегиваться! От лапочки Аллы Браун не остается и следа, вместо нее, откуда ни возьмись, появляется нервическая фурия, страшная и малопривлекательная. Конечно же, в тот день чемодан мой ни хрена не закрывался. Более того, его застежка зажевала платье наилюбимейшее, сделала в нем дырень размером с арбуз. Я рычала, топала ногой, пинала безответный и невинный чемодан, потела. Слава Богу, что днем намечалась фотосъемка для моих афиш, посему «не долго билася старушка в высоковольтных проводах». Иными словами, я плюнула на все, выбрала самое лучшее платье, нарядилась и пошла в жарУ давать жАру.

Вообще, у меня с жаркой погодой довольно-таки плохие отношения. Больше вам скажу: я ее просто не выношу! Дурно делается, когда барометр показывает «ясно», а термометр прет к 30-ти градусам выше нуля. А тут еще эта съемка... А платьица мои, на секундочку, и без того душноваты! А тут еще началось (впрочем, как всегда): «ручку так», «ногу сюда», «посексуальнее, посексуальнее», «подол подними, коленки оголи», «а вот так сядь, а эдак, а вот так вот можешь?». Спустя минут тридцать, не выдержала:

– Стоп, – говорю, – фотограф! Или я сейчас уползаю вон под те кусты, и ты снимаешь меня в тени пальмы, или я сейчас тут крякну. Уморил ты меня. Передохнуть дай. Сердце уже вон колет, в глазах рябит, колпачинку напекло. Дай полежу. Все. Изыди. Сил нет.

Так и распласталась звездой, прямо на песке. Лежу, охаю-ахаю. Вдруг слышу – смех счастливый откуда-то доносится. Кое-как приподнялась, головой стала вертеть. Смотрю, парочка очень нарядных ребят идет в моем направлении. Сами сияют, друг с друга глаз не сводят. Подошли ко мне поближе, я и говорю:

– Молодые люди, помогите, пожалуйста, бабушке подняться. Кто вы такие, куда идете?

Несколько минут спустя мне открылось следующее. Ребят зовут Денис и Виктория и они идут на собственную свадьбу! И не надо тут фыркать, уважаемые блюстители традиций! Свадьба в Тае – лучший способ уйти от обыденности. Вот скажите мне, кому охота выслушивать нарочито торжественное «бу-бу-бу-бу», произносимое голосом рожающей утконосихи? Я вам про «дорогие брачующиеся, в этот торжественный час…», произносимое тетей-мотей из ЗАГСа толкую. Зевок, да и только. А еще этот Мендельсон, простигосподи! Сколько уже можно?! Поэтому нет ничего удивительного, что современные молодожены хотят немного экзотики. Пусть неофициально (в России никакое заграничное свидетельство юридического веса не имеет), зато нетривиально: лазурное море, пальмы, белоснежный песок, венки из орхидей – рай, да и только…

Разве я могла пропустить такое событие?! Испросив разрешения, ваша покорная слуга, напрочь забыв про усталость, повела ребят к «алтарю». Стоя на соленом морском ветру, я произнесла проникновенную речь. Что конкретно в ней было, не припомню – все сочинялось на ходу. Однако не волнуйтесь: Денис и Вика остались очень довольны. Я же просто пищала от восторга. И на радостях пригласила ребят вечером в “Heaven”, в караоке – за молодых спеть это святое дело!

…Сумерки принесли ожидаемую прохладу, я была в распрекрасном расположении духа. К тому ж еще и чемодан удалось-таки упаковать! Короче говоря, счастья у меня были полные кальсоны, то есть карманы. Поэтому нет ничего удивительного, что в “Heaven” ваша покорная слуга по самые уши угодила в кураж. Песни и алкоголь лились рекой, не отставали от них тосты: за молодых, за меня, за Таиланд, за Петербург, за Сургут, за дружбу между народами. Были танцы, эксперименты над здоровьем (мы проверяли друг друга на «слабо», предлагая слопать какую-то каракатицу),

Долго ли коротко ли – забрезжил на горизонте рассвет. Я, решив, что на сегодня хватит, нетрезвой походкой, хватаясь за воздух, поплелась к своему номеру. Правда, напоследок почему-то вдруг решила зарулить на пляж. Наверное, хотела кинуть монетку в море и бросить прощальный взгляд на великолепие природы. Встала у самой кромки воды, ручки на груди сложила, пою: «полупустой вагон метро, длинный тоннель, везет меня ночной экспресс в старый отель, и пусть меня никто не ждет у-у-у-у-у дверей, вези меня, ночной экспресс, вези меня-а-а-а ска-а-а-а-а-рей!».

Вдруг сзади слышу тихое кряхтение. Оборачиваюсь – местный мужичонка с сетью на плече.

– Ба-а-а, – заорала я на него, – в третий раз закинул он невод, пришел невод с владычицей морскою. Кто ты, человече? Что ты молчишь? Ты же, видать русского не знаешь. Ну, давай, сядем-присядем и помолчим.

Принудительно усадила его на песок. Он начал что-то пытаться мне растолковать – водил руками, кивал головой. Я не понимала, только кудрями мотала и от какой-то досады свирепела. Потом резко подскочила, шлёпки с ног поскидывала и зашумела на ничего не понимающего незнакомца:

– Эх ты, тоже мне ухажер называется! Чего препёрси сюда, дурианом на меня дышать? Ишь, расселся тут. Я – барышня. А вы все на одну колодку!

Ткнула его в лоб (легонько) и почапала восвояси.

Отойдя на приличное расстояние, скинула с себя одежу и побежала, нагая, окунаться в море. А там же отлив. Так я и неслась с километр, пока окончательно не отчаялась бултыхнутся в ласковые и теплые воды. «Ну и ладно, ну и пожалуйста, не очень-то и хотелось», – подумала про себя и поплелась к берегу. А вот теперь, дорогие мои, догадайтесь, что дальше со мной приключилось… М? Что за незадача? Да платья я своего найти не могла и исподнего тоже! То ли зверь какой уволок, то ли тот рыбак проучить меня захотел. Чего теперь гадать? Факт остался фактом: оказалась в чем мать родила посреди ночи и не совсем пустынного пляжа. Делать нечего. Галопом поскакала к каким-то кустам, ободрала листы, кое-как сляпала себе подобие юбчонки. «Кажись, сраку прикрыла. Дойду».

Шурша зеленью, я с независимым видом приближалась к отелю. Как вдруг меня осенило: ключ от номера остался в сумочке, а сумочку-то я, судя по всему, посеяла.

– Да что ж сегодня за день-то за такой?! Ррррр. Ну фигли, полезу в окно. Эх-ма, ваша благородие, госпожа удача, подсади-ка меня! – С такими словами я стала совершать вползновение по пожарной лестнице отеля. Последнее, что зафиксировала моя память, – как я пою, болтаясь между первым и вторым этажом «давит хрудь подоконник, ой, хде ж ты бродишь, мущщщинаааа?!»…

 

***

Но вот, друзья, и объявлена моя посадка. И раз я сообщаю сей факт, то вы, мои смекалистые огурчики, поняли, что ничего страшного в ту злополучную ночь со мной не произошло. Ну, ободрала я себе ступни и колени да шороху навела (даже чуть полицаев не вызвали)… Я вообще сейчас не об этом. В заключение своей тайской эпопеи мне очень хочется сказать несколько важных слов.

Эта поездка подарила мне столько восхитительных и добрых воспоминаний, что хватит не на одну жизнь. Я прекрасно отдохнула и телом, и душой. Последней я одновременно и помолодела лет на десять, и повзрослела на столько же. А вот представьте себе! Ведь ваша покорная слуга много-о-о размышляла о разных бытийных вопросах, под пальмами сидючи-то. А на правильном ли я жизненном пути, а много ли мне предстоит еще протопать по нему и каким он будет: ухабистым, извилистым или прямым, как стрела… И знаете, что мне открылось под знойным небом? Надо меньше философствовать и больше делами заниматься. Когда голова занята насущными проблемами, на иные измышления просто не остается времени.

Ну все, взлетаем! Хорошего мне лету и посадки мягкой. Увидимся на моих концертах! Всех целую, обнимаю и люблю. И не судите меня строго за все мои «писюльки». Я ж не писатель-прозаик, а всего-навсего Прима без фильтра – простая труженица песенного тыла Алла Браун.

.