+7 921 633 11 28 (СПб)

+7 929 986 47 11 (МСК)

   allabraun@list.ru

Alla Brown Фото Музыка Расписание Контакты

УВАЖАЕМЫЙ АВТОР

Сколько я пою для вас, мои дорогие пупсики! Сколько радую вас песнями! Я сейчас говорю не про перепетые мною нетленные хиты мэтров и матрон отечественной эстрады. Про вещицы, написанные специально для вашей покорной слуги толкую. Пока в моем репертуаре таковых не очень много – на целый альбом напела, а вот до бенефиса еще далековато будет. Но, тем не менее, они у меня есть, и я их очень-очень люблю. Равно как и очень люблю их автора – Олю Кухоренко.

С Оленькой я знакома уж несколько лет как. А произошло наше знакомство в странном для данного действия месте – в московском музее истории ГУЛАГа. В тот день мы обе были приглашены на спектакль нашей общей знакомой – Ольги Непахаревой. Пока Непахарева готовилась выпорхнуть на импровизированные подмостки с постановкой (точно не скажу, о чем там шла речь, кажется про «берега, где любили-били меня, покидаю»), я шарохалась по музею и разглядывала экспонаты. Бродя по пустынным залам, я тихонечко напевала под нос. Дело в том, что безнадежно влюбленный в меня композитор презентовал мне мелодию песни. А какая песня без слов? Вот их-то я и пыталась найти.

Подразумевалось, что у песни будет драматический характер: лирическая героиня, пережив сильное эмоциональное потрясение, находит в себе силы жить и верить – типичная бабья история. А так как Музей ГУЛАГа – место, полное скорби и печали, то я решила, что вдохновение не заставит себя ждать. Вышло в точности до наоборот и молитва превратилась в фарс. Вот, что у меня родилось:

А ты – не летчик,

А я была так рада

Любить героя из летного отряда-а-а-а…

Ты не придешь,

На росу тихо капают слезы,

Ухожу я в туманы и грозы…

Меня облик твой

Больше не радует

Статью тела и ровностью ног…

И из глаз моих слезы капают

На давно поседевший лобок…

И вот, пока я самозабвенно мурлыкала мотив рождающегося хита, мне вслед раздался гневное:

– Женщина, чего Вы тут поете? Нашли место! Совсем уже совесть потеряли! Сплясали бы еще!

– Кто поет? Я? Ничего я не пою, а так – чуточку мммм-мыкаю.

– Так и мычите сколько Вам влезет только в каком-нибудь другом месте.

– Бога ради извините, не хотела Вам помешать рассматривать все эти ужасы.

– Я смотрю с Вами бесполезно разговаривать. Всего хорошего.

«Вот фря», – подумала я, когда незнакомка удалилась в пыльный проем коридора. Еще немного походив по музЭю, я вдруг спохватилась: в погоне за ускользающей музой, совсем забыла про спектакль – ну и ломанула, цокая каблуками, до места. Придя в зальчик, я с нескрываемым удивлением обнаружила, что свободным оставался только сиротливый стульчик, приставленный в уголку. Но как же возросло удивление мое, когда оказалось, что единственной соседкой моей стала та цаца, которая мне замечание сделала. «Вот хренямба» подумала я, однако внешне ничем себя не выдала. Наоборот, приветливо так сказала барышне, усаживая свой зад: «Здрассьте» и улыбнулась еще.

– Надеюсь, здесь Вы петь не собираетесь, м? – Язвительно (как мне тогда показалось) поинтересовалась она.

– Знаете что, милочка! Я уже принесла свои извинения, так что не надо тут бабушку лохматить и на неприятности нарываться.

– Ш-ш-ш-ш. Вы сейчас так всех зрителей испугаете.

– А Вы тут еще пошипите на меня, фрау рептилия!

– Как-как Вы сказали? «Фрау рептилия»?!

И тут барышня начали-с давиться собственным смехом – не заржешь же во весь голос, неприлично, к тому же мне давеча замечания делала, а сама того и гляди внесет смуту в общество любителей Мельпомены. Спустя время, мадам выдохнула и говорит:

– Ладно, давайте знакомиться. Ольга Кухоренко.

– Алла Браун. И можно сразу на «ты».

– Прекрасно. А что это Вы, вернее ты, там пела, пока на мое возмущение не нарвалась.

– Да, знаешь ли, мне вот песню подогнали. Вернее – музыку к песне, без текста. Вот я и хотела что-то как-то драматически зарифмовать. Но, признаться, автор из меня паршивый – все на грани фола выходит: ни лобки, так членовредительства.

– Так, давай я тебе помогу? Напишу что-нибудь. Давай встретимся в ближайшие дни и подробно все обсудим.

– Милочка, я бы с радостью, но я же из Питера, послезавтра вот уезжаю.

– Хорошо, тогда приглашаю тебя сегодня ко мне в Опушково. Это поселок такой в Подмосковье. Дом у меня там.

– А это удобно? Что я вот так в хоромы твои завалюсь.

– Удобно, удобно! Непременно поехали!

Вот с этого гагаринского «поехали» и началась наша крепкая дружба, основанная ко всему прочему еще и на творчестве. Вообще, я в Ольке души не чаю. Она – внимательная и заботливая. В случае чего выслушает меня, утешит, плечо подставит, чтобы я туда высмаркивала обидки на говнюков всяких. А в иные разы еще и стихи (которые потом словами песни становятся) про все мои заключения сложит. С несколькими хитами, основанными на реальных событиях, вы уже знакомы. Ну, во-первых, «Питерская бомба» – дебютная песня Олечки, за которой последовали «Два Крыла», «Мосты», «Летаю», «Санкции».

Ой, раз такое дело, то давайте я вам немножечко Олюшу разрекламирую! Она же – «чистейшей прелести чистейший образец»: сама про себя никогда хорошо не скажет. И правильно – скромность украшает. А меж тем, мадам Кухоренко не только замечательный поэт-песенник! Ей под силу практически все литературные жанры. Она и сценарии пишет, и скетчи выдумывает, и поздравления на все лады (и не какие-нибудь примитивные «желаю-поздравляю» –  куда более изысканные рифмы находит).

Откуда у Оли такие гениальные данные, должно быть, спросите вы. Элементарно, Ватсон! Оленька с младых ногтей проявила недюжинные способности на литературной ниве. Уже в детском саду она стала звездой всех утренников и новогодних сходок – с пылом и старанием юного дарования Олюшка сочиняла незамысловатые поздравлялки, умилявшие всех без исключения. Выросши, Оля неоднократно становилась лауреатом и призером разнообразных конкурсов: от местечковых до Федеральных. Ну а сегодня она – просто нарасхват.

Поэтому, если у вас вдруг нужда возникнет (юбиляра выразительно поздравить, к свадебке маляву стихотворную задумаете, на увольнение горячо любимого бухгалтера оду сочинить захотите) – незамедлительно обращайтесь к Оле. И вы, дорогие коллеги по цеху, чего кота за то самое тянете? Ну-ка ноги в руки и бегом в Опушково – Оля вам такие хитяры забабахает, будь здоров! И, кстати, не сдерет с вас последние трусы за это.

Вот.

Олечка, ты просто чудесная! Ай лав ю!