+7 921 633 11 28 (СПб)

+7 929 986 47 11 (МСК)

   allabraun@list.ru

Alla Brown Фото Музыка Расписание Контакты

ОХУЖ ЭТИ ВЗРОСЛЫЕ!

Первого июня во всем мире отмечается День защиты детей. Так вышло, что именно в этот день со мной приключилась история, которую при детях рассказывать-то неловко. Посему, если тебе, уважаемый читатель, нет 18-ти лет, отвали от компьютера. Иди лучше погуляй, мороженку поешь, голубей погоняй или пивка выпей. Хотя, алкоголь тебе тоже противопоказан… В общем, сам себя займи чем-нибудь полезным. А я сказ начну.

Вернувшись в Петербург после длительных гастролей, я первым делом поспешила в гранд-кафе «Каретный Дворик», что на набережной канала Грибоедова, 26. Поспешила к моей давней и очень хорошей подруге, а по совместительству еще и хозяйке «Дворика» – Анне Галабурда. Было воскресенье – один из самых тяжелых дней недели: лето, полный город петербуржцев и печенегов (в смысле гостей города). Все гуляют, прохлаждаются, любуются панорамными видами и осматривают достопримечательности. А как известно, после длительных променадов очень хочется жрать. Вот народ и ломится в «Каретный Дворик» – он же в центре города находится, к тому же молва о его замечательном гостеприимстве, домашнем уюте и отменной кухне разлетелась по многим городам и весям.

А еще на свете существует такая штука, как закон подлости. Именно благодаря его «чудодейственной» силе в тот день в «Каретном Дворике» не оказалось ни одного официанта. Нет, они не устроили забастовку (против чего выступать, когда Анечка – чудесный руководитель?), просто все оказались заняты на кейтеринге. Для неосведомленных поясняю. Кейтенрингом называется оказание услуг в области общественного питания на удаленных точках: приготовление и доставка пищи, сервировка, обслуживание и тому подобное.

– Все, Алка, хана нам, – спешно обнимая меня, сказала Аня как только я открыла дверь нежно любимого заведения. – Никого нет! Только повара, а сейчас несколько групп спиногрызов приедет. Сегодня же день защиты детей. Что делать? Все пропало! Гипс снимают, клиент уезжает! Мне ведь тоже надо уходить, у меня кейтеринг на кораблике. А-а-а-а!

– Спокуха! Не истери. Я останусь, разрулю тут все. А ты иди себе куда следует и ни о чем не волнуйся.

– Точно? Ты уверена?

– Господитыбожемой! Иди уже. Где наша не пропадала?! Справлюсь я.

Аня ушла, а я, оставшись одна, начала приготовления ко встрече. Пока я накрывала столы, носилась туда-сюда… Тут надо сказать, что «Дворик» имеет внушительные размеры: располагает он четырьмя залами и двумя этажами. Так вот, пока я носилась туда-сюда, сверху-вниз-наискосок, в заведение прошмыгнула парочка: хоп, и в туалет! Я сначала не поняла, что произошло, а потом, услышав в туалете какую-то мышиную возню, прочухала. Только я, значит, вооружившись кулинарным топориком, вознамерилась выпроводить непрошенных гостей, как слышу – на улице гвалт-тарарам поднялся. Выглядываю. Мать честная! Детей (больших и маленьких) целая толпа стоит с экскурсоводом во главе. Хорошо еще, что экскурсоводом давний друг «Каретного» оказался – Леонид. Леонид мужик что надо – 150 кг живого веса и обаяния.

– Привет, дети! Ленечка, поди, милый друг, сюда. А вы, киндеры, обождите пока. Три минуточки, хорошо. Только никуда не уходите. Вот ты, в косичках, за старшую будешь. Мы сейчас придем.

– Ленька, беда! В туалете парочка заперлась, надо выдворять.

– Сейчас разберемся, не боись.

Мы подошли к туалету, постучали.

– Але, – говорю я, – ну-ка, выбирайтесь оттуда! Не положено, забыли, что в общественном месте находитесь! У нас сейчас банкет для детского учреждения начнется.

– Да, пошли вываливайтесь по добру по здорову, пока я вам по щам не надавал!

– Леня! Тсс-с. Нельзя так с людьми – зашикала я на помощника своего. Экий ты горячий! А что, если там самбисты-каратисты какие-нибудь? Костей ведь не соберем!

– Так, товарищи в туалете! Считаю до трех и выбиваю дверь! Рраааз!

Только я это произнесла, как дверь отворилась а за ней... Перед нами появились два кадра – два очень страшных мужика в платьях и женских париках.

– Бог ты мой, бог ты мой – запричитал Леня.

– Б#@^&*%, б@!#$%$&*, б$#%%&&, – заорала я. – Вы че? Из ума выжили совсем? В таком виде средь бела дня! Капец просто! Чучела вы огородные! Ну куда я вас сейчас дену? Как я вас на улицу выведу? Там же детей целый курятник? Олухи господа бога! Б%6!@@@!!!

– Мадам, вы мучосэмоционале, – вдруг изрек крендель.

– Алл, гляди – они еще и иностранцы.

– Слушай, Лень, вот ты, когда напьешься, тоже иностранцем становишься. Давай-ка лучше помоги мне! Спрячем их в чел-ауте на втором этаже, на стулья кинем – пусть проспятся.

Затащили мы нашу парочку, отдыхать посадили, я за детьми пошла. Ох, и нервничала я, доложу вам, пока обслуживала ребят. Да и сами посудите: что бы было, спустись та парочка вниз? Я, конечно, понимаю, что нынешние детки ко всему привыкшие – их уже ничем не прошибешь. Но всему же, господа хорошие, есть разумный предел и эти самые, каких там? А! Рамки приличия! Нет, вы только вдумайтесь! Воскресенье, полдень и двое пьяных, переодетых в бабское, мужиков! Где ж это такое видано?! Мы с вами проживаем не в Голландии какой-нибудь, а в культурной столице!!! Дома пусть в чем хотят, в том пусть и расхаживают. Но не по улицам же! Хорошо еще, что я их тут припрятала – как пить дать, огребли бы свой внешний вид в первой подворотне. Народ-то у нас не привыкший к таким проявлениям натуры, а посему нетерпимый.

В общем, вели себя мои необычное гости тихо. Как только последний ребятенок вышел из «Каретного Дворика», я сразу же поскакала наверх. Эти, конечно же, спали, завоняв все перегарищем. Я их кое-как растолкала, еле-еле выспросила адрес. Вызвала машину. Потом спустила их на улицу, погрузила в авто. Уф-ф-ф. Ну и упрела я с ними, конечно же. Только думала дух перевести, как на тебе. Вваливается целая толпа нашей доблестной полиции. Ну, этим ребятам я завсегда рада – они из местного отделения, часто в «Каретный» заходят чайку с чизкейками попить. Чизкейки – это такой изумительный сыросодержащий десерт. А в «Каретном» такие чизкейки готовят! Пальчики оближешь! Я сама давеча 4 штуки уплела за раз – просто невозможно было оторваться. Срочно приходите и отведывайте эту вкуснятину (и всего за 170 рубликов).

Полисменам я, конечно же, незамедлительно про всю катавасию с пришлыми ряжеными рассказала. Поулыбались, поржали, меня похвалили за сознательность и добросердечность. «Будь наша воля, – сказал один из представителей закона (самый симпатичный, между прочим), – мы бы тебе, Аллочка, орден за заслуги перед Отечеством вручили, а пока на вот – довольствуйся». И извлек из своих кителевых недр бланк квитанции за штраф, на котором красивым почерком написал теплые слова благодарности.

Вот такая я у вас – одна-единственная, неповторимая Брауниха!