+7 921 633 11 28 (СПб)

+7 929 986 47 11 (МСК)

   allabraun@list.ru

Alla Brown Фото Музыка Расписание Контакты

КИТАЙСКАЯ НАРОДНАЯ АЛЛА БРАУН ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ПУГАЧЕВА – ИХ ВСЕ ИЛИ ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА

Готовясь к поездке в Китай, я очень внимательно изучила нравы этой страны: что люди любят, чем живут и дорожат. Уж больно хотелось мне как-то душевно сблизиться и народом Поднебесной, пусть даже всего на несколько дней. В процессе изучения материала оказалось, что я ничегошеньки-то о Китае (к своему великому стыду) не знаю. Вернее, знаю, но ровно то же самое, что и большинство из вас.

Вот признайтесь, что вам первое приходит на ум, когда вы слышите название «Китайская народная республика»? Правильно: пуховики, подделки, «Доширак», утка по-пекински, чай, иероглифы, гороскоп и Китайская стена. Вот, пожалуй, и все. Но поверьте, стоит вам открыть даже обычный путеводитель по Китаю, как несколько захватывающих часов ликбеза вам обеспечены. Лично меня больше всего поразили китайские изобретения: бумага, порох, компас, фарфор, фэн-шуй (кстати, Ленин в мавзолее лежит не по фэн-шую), шелк, зеркала, зонтики, вентиляторы, лечение зоба гормоном щитовидной железы…И это еще лишь малая доля предметов и изобретений, авторство которых принадлежит китайцам. В общем, если будет желание пополнить свои знания о нашем восточном соседе, проштудируйте хотя бы «Википедию» или ко мне в гости приезжайте – за рюмочкой чая охотно расскажу вам много всего интересного.

Так вот к чему я, собственно, завела разговор о натуре китайцев. Мне же предстояло дать пять концертов подряд, а это, между прочим, не мало. И не то, чтобы я дрейфила, нет – выступать для заграничной публики мне доводилось неоднократно. Тут дело в менталитете. Иными словами: что русскому, турку, англичанину или немцу хорошо, то китайцу – смерть. Вот поэтому-то я и решила прозондировать почву, где самое поразительное открытие поджидало меня именно в родной для меня стихии – музыкальной сфере. Оказалось, что китайцы очень любят творчество Аллы Борисовны Пугачевой. Она там – любимейшая звезда. А как они поют «Миллион алых роз»?! Как трогательно звучит из их уст «миллиона, миллиона, миллиона нарма сии, уакиоси, уакиоси, уакиоси на масэээ, висентцюми, висентцюми, висентцюмикосьтиньцкоо, викоурарипьенткатцу си ксзыы». Поэтому я и решила привести в Хуньчунь проверенные временем хиты моей незабвенной тезки.

Как вы, наверное, уже успели догадаться, все мои выступления проходили с неизменным успехом. Причем число зрителей увеличивалось в геометрической прогрессии. Если первый концертный день в зале преобладало русскоговорящее население, состоящее из сотрудников «Берлина», их друзей, туристов, знающих, что в «Берлине» есть «наши», то в последний день была стопроцентная китайская посадка! Можете себе такое представить?! Китайский народ – очень благодарный зритель. Они внимательно слушали, охотно танцевали и били посуду. К тому же еще и подпевали во все лады. Получился у нас вполне себе интернациональный ансамбль, похлеще хора Турецкого будет! И никаких языковых преград. Вот, что искусство с людьми делает.

Правда, один разговорный казус, все-таки, произошел. Я выучила несколько выражений на китайском – дабы народ к себе расположить и проявить уважение к принимающей стороне. Выходя на сцену, говорила «Ни хао!» или «Вангшангхао!», что означает «здравствуйте» и «добрый вечер». Зрители, зная о моей языковой беспомощности, ограничивались коротким «хао» – «хорошо» и оглушали меня аплодисментами. Так концерты и начинались. Один раз на мое китайское приветствие кто-то выкрикнул «бухао». Я грешным делом подумала, что этот кто-то прикалывается надо мной, намекая на то, что вечер не обещает быть томным. Поэтому ваша покорная слуга возьми да ляпни в ответ: «бухао, бухао, еще как бухао, только сначала споем, спляшем, закусим, а потом уже и бухао можно». Речь свою я произносила, глядя в пол – провод от микрофона зацепился за что-то, мешал ходить. А когда глазенки-то подняла, заметила, что зрители слегка напряглись: пересматриваются, перешептываются. Я возьми да и ляпни: «Ну что, мои дорогие друзья, будем петь, плясать и бухао, м?». Пуще прежнего лица гостей озадачились, ничего не понимаю. Вдруг вижу, чешет ко мне через весь зал Виктория – гид мой золотой по Хуньчуню, подошла к сцене:

– Чего это ты заладила «бухао, бухао»? Это же на их языке означает «плохо».

– Как плохо? Кому плохо? Ой! Да что ж такое-то. А чего там кто-то «бухао» тогда крикнул на мое приветствие?

– Я не знаю, кто там и что кричал, но они же не понимают всех тонкостей русского языка, а узнают только «бухао». Вот и напряглись, думая, что тебе что-то не нравится. Поверь, еще одно твое «бухао», и они на уши бы полгорода точно поставили.

– Ёк-макалек! Ладно, сейчас все забудут про мое «бухао», я средство волшебное знаю. Давай, Викулька, жги, сеструха!

 

И запела я, короче, без прелюдий и предупреждений «Непогоду». Помните? «Кружииттихоо, кружит тихо непогода. Кружииттихоо наш последний снег». И ведь не прогадала! Гости заведения мгновенно оживились. После «Непогоды» я сразу же спела «Айсберг» в собственной аранжировке, с элементами r’n’b. Исполнение настолько понравилось посетителям, что пришлось на бис повторять. За «Айсбергом» последовал «Паромщик»… Ну и под конец, естественно, я исполнила «Миллион алых роз». Пожалуй, это было самое выдающееся исполнение данной песни: китайцы (нет, вы только вдумайтесь – китайцы!) пытались подпевать мне на русском языке. Выходило комично и трогательно. Хуньчуньцам очень удавались гласные буквы, особенно в припеве у них замечательно выходило: «и-и-о, и-и-о, а-ы-о, и-о-а, и-о-а, и-и-ы». Я аж чуть в транс не впала, слушая их. Да и чего греха таить – прослезилась. Столько чувств на меня нахлынуло, столько эмоций: стою вот за тридевять земель от родного Петербурга, пою для представителей многомиллионного народа, а они меня так тепло принимают.

По окончанию песни несколько человек повскакивали с мест и ко мне подбежали. Стали обнимать (прямо-таки скомкали всю, даже рукав дорого платья чуть по шву разошелся), в щеки целовать и что-то говорить. Я сначала кивала-кивала, а потом сказала:

– Дорогие мои друзья! Я же не бельмеса не понимаю из того, что вы мне говорите. Стоп! Погодите! Как это?! А, вспомнила! Дуй буци, во буминг баи (извините, я не понимаю – прим.автора).