+7 921 633 11 28 (СПб)

+7 929 986 47 11 (МСК)

   allabraun@list.ru

Alla Brown Фото Музыка Расписание Контакты

ПАРЛЕ ВУ ФРАНСЕ: МАДМУАЗЕЛЬ МОНИК (СЕ МАНЕФИК!)

«И как она меня нашла? Ума не приложу просто! Откуда? Кто подсказал? Кто телефон дал? Как? Что? Почему? Ииусе!». Вот такие мысли проносились в голове моей после телефонного разговора с некой Моник де Риш. А дело было так.

Сижу я себе, никого не трогаю, носок штопаю. Есть у меня старая и наилюбимейшая пара носков. Выкинуть – рука не поднимается, к тому же они целебные, из шерсти мадагаскарского павиана. Их мне поклонник один подарил. Он экстремальными охотами увлекался, акулами-каракулами всякими. Вручая носки, сказал: «на, от подагры». Носки-то у меня остались – теплым воспоминанием. А вот охотник тот мой давешний сгинул в пампасах…

Только я закончила рукодельничать, как раздался телефонный звонок. Номер неизвестный. Беру трубку.

– Алло.

– Алье?

– Алло, да говорите, я Вас слушаю.

– Алье? Это ви? Ви – Аллья Браун?

– Да, а кого Вы рассчитывали услышать?

– Просьтьитье, но я Вам звонить из Марселя. Это во Франц, во Франции.

– Ага, конечно! (естественно, я решила, что меня кто-то надо мной прикалывается).

– Да, просьтьеи, у менья не такь много времьени. Я просто сказать хочью, что очьень и очеьень хочу с Вами порьяботать. Спеть дуэт. Ой, пардон муа. Я не представьлась. Же ма пель Моник, Моник де Риш. Я поью, сама пишу пьесни, выступаью у нас в рестранс, клубах. И работать с Вами просто моя большое жельяние. Давьяте лучше я Вам завтра отправлью письмо. Толькьё оно будет на мой хродной йазык, на франц. Вы сможьете его пьерьевести?

– Эм-м-м…Ну, присылайте.

– Гранд мерси, шери Алла. Оревуар. Дьё свьидания.

– Гуд бай…

Так-так-так-так-та-а-к… Ну, и кто же это может быть? Дубовицкая? Вряд ли – недавно разыграть меня пыталась. Аксенов? Да ему и не досуг как-то – коллекцию новую готовит. Петросян? Этот точно на подобное не способен. А Галкин? Он ведь любит подурачиться на разные голоса. Нет, не он – некогда ему фигней страдать, дети народились, как ни как. В общем, решила я успокоиться, о разговоре забыть и заниматься своими делами.

Каково же было мое удивление, когда на следующий день я действительно получила письмо от Моник де Риш. Не буду утомлять вас подробностями: как я бегала текст переводить, как созванивались с Моник, как договаривались, как я, потея, шла на встречу – до последнего не верила в происходящее, ожидая подвоха… Но хорошо то, что хорошо заканчивается! Моник оказалась самой настоящей француженкой: кучерявой, улыбчивой и деятельной.

Но как Моник на меня вышла, спросите вы? Все прозаически, мои дорогие. Одним холодным декабрьским днем Моник оказалась на моем выступлении в «ДжанГо». В «ДжанГо» она пришла со своими истринскими друзьями, к которым приехала погостить. А российских друзей она нажила, ведя в студенчестве активную путешественническую жизнь – изъездила почти полмира (прям как Федор Конюхов). К тому же родственники у нее в России есть – по материнской линии отечественная кровь замешалась с французской. Наверное поэтому в Моник есть что-то…что-то Машино в характере. А именно бунтарство широкой души и понимание, что водочка лучше идет под селедочку с картошечкой.

 

Так вот «ДжанГо»... Моник очень понравилось мое выступление, говорит, наплясалась так, что каблук сломала и мозоль натерла. Так как она не могла дожидаться окончания концерта, то узнала номер моего телефона у администратора ресторана. (И тут Моник несказанно повезло – обычно менеджмент «ДжанГо» не выдает моего личного контакта ни за какие коврижки). Вот, собственно, и все.

Ну а дальше начался увлекательный период проб и ошибок совместного творчества, усугубленный языковым барьером. Если Моник по-русски говорила более-менее сносно, даже лучше некоторых сограждан, то я и французский?! Но наши творческие естества поняли и полюбили друг друга, и в сжатые сроки явили миру плод созидательного процесса. А раз нас с Моник познакомил «ДжанГо», то презентовать «дите» было решено там.

– Леди и джентльмены, синьоры и сеньориты, дамы и господа, – торжественным голосом начала я. – Разрешите представить: обладательница нескольких престижных премий в номинациях «дебют года» и «прорыв года», лучший голос Франции по версии одного авторитетного музыкального издания, прямо из Марселя – великолепная и неподражаемая Моник де Риш!

Признаться, я редко о ком так говорю, но в тот вечер Моник жгла будь здоров! Публика буквально стояла на ушах. А когда мы вместе на сцену вышли, так у всех просто экстаз случился! Да мы ж были как Уитни Хьюстон и Марайя Керри, как Леди Гага и Бейонсе, как…как Фредди Меркьюри и Монтсеррат Кабалье, Тина Тернер и Эрос Рамазотти. Словом, Браун – де Риш – еще один из самых лучших музыкальных дуэтов за всю историю поп-музыки.

Поэтому тем, кто нас не видел, остается только кусать локти. И засыпать меня вопросами: а когда?, а будет ли еще? Друзья, немного терпения! Мы записываем песни и готовим для вас новые номера. А Моник всем передает пламенный привет и вот еще, что:

«A’ bient?t, les amis! Se pr?pare ? chanter et danser!»

(«Друзья, скоро увидимся!Готовьтесь петь и танцевать!»)

Вот такая она – наша Маша!