+7 921 633 11 28 (СПб)

+7 929 986 47 11 (МСК)

   allabraun@list.ru

Alla Brown Фото Отзывы Музыка Контакты

Москва. Песни. Нелюбовь. Часть третья

21 октября 2017 года, Москва.

 

Суматоха с самого утра. Нас, 300 участников проекта «Песни на ТНТ», погрузили в автобус и повезли в Барвиху на съемки первого конкурсного этапа. У телевидения ведь свои законы, поэтому все, что можно отснять заранее, снимают заранее.

В дороге я не скучала и не теряла времени зря: общалась, слушала, заводила новые знакомства. Волновалась ли я? Нисколечко! Ведь еще на берегу конкурсантов разделили на группы – «моторы», так правильно они называются. Я оказалась в шестом «моторе» и поэтому на протяжении нескольких съемочных дней должна была быть частью массовки – изображать волнующегося зрителя: хлопать, кричать, активно работать лицом.

Как и всякое ТВ-шоу, «Песни» – тщательно продуманная махина, каждый винтик и шпунтик которой находится на своем месте. Ничего случайного, ничего внезапного и незапланированного. Все четко, по команде да по свистку. Не по мне такие солдатские порядки. Я выкрутасничать люблю…

Поначалу я думала, что оценивать конкурсанотов будут Тимати и Фадеев, но на деле оказалось, что компанию им будет составлять приглашенный гость. Так, в первый съемочный день таким вот дополнительным членом оказался Семен Слепаков, во второй – Антон Беляев. Насколько я поняла, анагжированный судья особой роли не играл – выбирали-то все равно Тимати и Фадеев, – а просто был своего рода парашютом-добрословом, защищающим от свирепств двух главарей. Слепаков спасал от вылета всех, а вот Беляев оказался строгим, но справедливым: четко и по существу объяснял участникам их косяки. Нормальный парень, симпатичный.

До сегодняшнего дня я наивно полагала, что зрительское участие в любом телевизионном проекте – фигня на постном масле. Однако на деле все оказалось не так просто. Быть живым созерцателем трудно и утомительно. Начать с того, что приходится долго сидеть на одном месте: вставать нельзя, пересаживаться тоже. К концу первого часа такого вот остолбенения ноги у меня затекли, спина ныла, жопа была в форме стула. Когда разрешили встать и размяться, я кое-как поднялась и еле-еле разогнулась, хрустя суставами.

Кроме этого, я задолбалась все время улыбаться и выдавать всяческие переживания. То глаза пучь, выражая изумление, недоумение или шок; то губехи криви, с мнением жюри не соглашаясь; то брови вскидывай, недоумевай; то башкой интенсивно мотай из стороны в сторону… Телевидению нужны эмоции, а искренние они или по заказу – не важно. Едва ли я по доброй воле еще раз когда-нибудь соглашусь стать зрителем в студии. С другой стороны, после таких мимических упражнений, лицо как-то преобразилось, будто после косметической процедуры. Щеки вон до сих пор румяные. Здоровее я, кажется, сто лет назад выглядела. Или, все-таки, стоит тусоваться в студии чаще? Нет уж, дудки. Еще пара таких дней и меня отсюда вынесут вперед ногами.

Мой выход на сцену состоится 23-го октября. Надеюсь, в обморок не хлопнусь, панталонами сверкая. Гоже ли перед Фадеевым исподним мелькать? А вдруг оно ему не понравится?

Из удивлений дня:

1.      Тимати – гном. Я думала, он высокий. А он метр семьдесят всего.

2. У проекта столько спонсоров – рекламы будет дофига! Мне, увы, не поступило предложений сняться для нормального рекламного ролика. Предлагали прокладки. Но это, извините, как-то не солидно. К тому же мне самое время корвалол какой-нибудь рекламировать, или что-нибудь от ревматизма.

3. Среди зрителей много сплетников. «Ой, а ты слышала, что Фадеев – говнюк, потому что он некрасиво обошелся с одной из своих подопечных». «А правду говорят, что Тимати – банкрот?». «Победитель уже давно известен, инфа 100%». Уши мои завяли, слушая досужее бла-бла-бла. Мне вот, например, абсолютно безразлично кто, что, когда, где, с кем, как, почему, ради кого. Или мне это небезразлично? Интересно ведь было узнать, например, про наследство Киркорова, или про то, где из пробирки себе детей заделал. А, если бы про меня так судачили? 

4. Телевидение – целая империя! И вот теперь я – часть ее. Ну не обпердеться ли?

 

Слава Богу, нас уже отвезли в гостиницу. Отдыхать буду. Сейчас вот точку поставлю и спать завалюсь. Дико устала.

Будь моя воля, я б до 23-го так и проспала, чтобы волноваться поменьше. Но так не получится. Ладно, Брауниха, не дрейфь, как-нибудь да прорвешь