+7 921 633 11 28 (СПб)

+7 929 986 47 11 (МСК)

   allabraun@list.ru

Alla Brown Фото Музыка Расписание Контакты

Бойцовский клуб

2-го февраля в клубе «Кабаре» прошел творческий вечер Андрея Бойцова. С Андреем меня связывают не только несколько лет насыщенной дружбы, но еще и постоянное (неочевидное и негласное) соперничество на сцене.

Андрей – признанный мастер пародии. В его послужном списке более 80 перевоплощений в образы звезд российской и зарубежной эстрады: Тина Тёрнер, Шер, Уитни Хьюстон, Чарли Чаплин, Майкл Джексон, Жанна Агузарова. Таня Буланова… Но, пожалуй, одно из самых колоритных андрейкиных амплуа – портрет Аллы Борисовны Пугачевой. Именно из-за него и происходит наша конкуренция.

Дело в том, что зрители неизменно сравнивают наши пугачевские образы. Меж тем как любые сравнения ни к чему,да и вообще неуместны. Я никогда не позиционировала себя «зеркалом» Примадонны. Мое с ней сходство – природное. Ну вот повезло (или не повезло) мне родиться с физическими и вокальными похожестями. Мое вхождение в образ Пугачевой было спонтанной хохмой – на раз, поприкалываться в Новогоднюю ночь. Застрять же в данной роли в мои намерения не входило. Однако обстоятельства сложились так, что некоторое время я активно эксплуатировала облик, а вместе с ним и  хитовый багаж Борисовны. Причем делала я это не просто так. В каждую песню я вдыхала струю свежести, делая новые аранжировки, а сценические костюмы заказывала у именитых дизайнеров (никаких вам балахонов!). Получалось интересно и нетривиально. Где вы, например, могли «Айсберг», исполненный в стиле рэп услышать или оперенные «Старинные часы»? Только на моих выступлениях, преимущественно ночных, так как работала о ту пору я в основном в ночных клубах. Так я и пела, старалась, выкладывалась. До тех пор, пока… Пока мне это до чертиков не надоело. Тесновато стало в «чужой одежонке», выросла я из нее. Попробовала петь песни иных дев – Лолиты, Евы Польны… – тоже быстро заскучала. Артистическая моя натура стремилась в гималайские выси самолично заслуженного признания.

Конечно, сразу и моментально ничего эдакого со мной не произошло. Я уж и приуныть собралась, даже с певческой деятельностью попрощаться решила, как вдруг судьба протянула руку помощи, явив человека, подарившего мне мою первую личную песню. А потом пошло-поехало: у меня вышел мини-альбом, появилось несколько клипов и записей на радио. Так мои собственные песни зажили самостоятельной жизнью. Поговаривают, что ими уже активно пользуются, и звучат они из чужих ртов, срывают аплодисменты… Не знаю, радоваться сему событию или расстраиваться из-за него. Но, если мои песни кто-то поет, да еще и со сцены, значит, они не хухры-мухры, значит, чего-то да стоят!

Впрочем, я что-то совсем заговорилась. Про Андрея же писать собиралась! Так вот про наши с ним пугачевские образы. Я уже написала, что моя похожесть на Примадонну – явление сугубо природное, тогда как Андрейка добивается нужного сходства посредством нанесения определенного грима и при помощи различных пухло-объемных подложек, кои он приноравливает к невыдающимся частям своего тела. Выступает он под фонограмму. Выходит талантливо и похоже, с душой, но с душой андрюшиной. Он же артист: как видит, так и передает то, что видит. Вот. А видит он не то, что видела в свое время я, наши артистические взгляды никогда не совпадали, да и не будут совпадать! Меж тем это не мешает зрителю сравнивать наши выступления. Понять можно: Петербург город маленький, артистов-изображистов по пальцам пересчитаешь. А раз предлагаются одни и те же образы, то параллели меж выступающими неизбежны.

Ровно так же получилось и на сей раз. Когда Андрей выпорхнул на сцену, представ перед публикой Аллой Борисовной, взоры зрителей устремились на меня. Я думала психануть, однако быстро собралась и просто наслаждалась зрелищем, радуясь за виновника торжества. Вдруг ко мне подошел один паренек. Его лицо было мне знакомо, но как зовут его носителя я вспомнить не могла.

– И как тебе, Аллочка? – спросило лицо, указывая в сторону Андрея.

– Круто, толково, мне нравится!

– М-да? А я думал, что тебе не особо нравится.

– Что именно?

– Ну, что вот ты тут сидишь, Бойцов выступает в образе Пугачевой…

– И?

– И тебя жаба душит, злость берет…

– Послушайте-ка, многоуважаемый хер с горы, за кого вы меня принимаете? Я что, похожа на выдру завистливую?

– Не-ет, ну что ты?! Какая еще выдра?

– А что это вы мне тыкаете, а?

– А ты меня, разве не узнала?

– Много чести!

– Что, совсем не узнаешь, ни капельки?

– НЕТ!

– А так? – спросило лицо и вдруг моментально лишилось своих усов а-ля Михаил Боярский.

– Светка? Ты ли, че ли?

– Я!

– А чего это ты так вырядилась?

– Да просто захотелось! Весело же, ну? А видишь во-о-н ту девицу, с пышной белобрысой шевелюрой?

– Да.

– Знаешь, кто это?

– Кто?

– Димка!

– Как? Эта вопиющая блондинка – твой муж?!

– Ага!

– Ну вы ребята, блин, даете! Устроили тут представление с переодеваниями! Как вам такое в голову-то пришло?

– Просто так, поприкалываться захотелось. Раз Бойцов переодевается, его гостям тоже можно и нужно. Весело ведь, скажи?

– Да, классно придумали. Пойду с твоим женой поздороваюсь! Ха-ха-ха.

 

Надо сказать, что кроме этой парочки ряженых чудаков на бенефисе Андрея хватало. И их присутствие ни в коей мере не уязвляло виновника торжества и его гостей. Наоборот, служило гармоничным украшением мероприятия. Я же чувствовала себя настолько комфортно, что незаметно для самой себя я набульонилась, но не слишком – пребывала в памяти, неосторожностей себе не позволяла, а как раз находилась в той самой кондиции, которая позволяет сознанию уходить в неистовые пляски, отчаянное пение и оголтелое братание с каждым встреченным.