+7 921 633 11 28 (СПб)

+7 929 986 47 11 (МСК)

   allabraun@list.ru

Alla Brown Фото Музыка Расписание Контакты

Я упала – не пропала

16 декабря я, ваша покорная слуга, весело, задорно, памятно провела новогодний корпоратив для тружеников судостроительного предприятия «Балтийский завод». Коллектив уже второй год подряд приглашает меня на свой, если можно так выразиться, семейный праздник. А я и довольна, и благодарна за доверие, и рада стараться!

Отмечали наступающий 2017-й год в большом зале Конгресс-Холла на Васильевском Острове. Этот самый Конгресс-Холл расположен в здании Санкт-Петербургского Художественного музея. Снаружи строение сие внушительно и надежно: серый камень, колонны, парадное крыльцо, а внутри – гостеприимно и уютно. Все благодаря тщательно спланированным интерьерам многочисленных залов, позволяющих проводить различные мероприятия от симпозиумов до банкетов.

Для отдыхающих я подготовила насыщенную программу, состоящую из песен Аллы Пугачевой, тостов, юморных речей, нехитрых танцев и неизменных экспромтов. Экспромты… Знали бы вы, мои дорогие касатики, сколько времени мне понадобилось для того, чтобы они вылетали из меня столь же непринужденно, как чих. На заре артистической юности я здраво рассудила, что умение импровизировать – мое все. Вот и принялась «прокачивать» импровизационную мышцу. Сначала мои сочинения были весьма далеки от идеальных неожиданностей: рождались в муках, с большим скрипом, на выходе походили на уродиков. Потом уже шуточки становились все смешнее и быстрее. Ну а сейчас может показаться, что они – заблаговременные заготовки, которые я умело и точно достаю из изобильного кулька. Лично я рада, что в свое время так здорово натренировала самое себя. Правда, порой, выпадают на долю моего импровизаторского таланта довольно-таки серьезные испытания. Как раз это и случилось со мной в корпоративный день Балтийского завода.

… Сейчас я уже и не вспомню, какую именно песню я исполняла. То ли то была «Арлекино», то ли «Настоящий полковник». Но точно что-то ритмичное, танцевальное. Во времяпения я по традиции вошла в крутое пике куража: наседала на октавы, крутила бедрами и дрыгала нижними конечностями. И вот в самую кульминационную минуту я возьми да и упади со сцены. Сама не знаю, как так получилось. Судя по всему, каблуком проломила деревянный настил да в дыре же каблуком же и увязла. Ну и завалилась. Пребольно. Хорошо еще, что ничего себе не сломала, не вышибла, а то хороша бы я была без переднего зуба, например, или с рукой переломанной. Упала, значит, замерла. От неожиданности. Потом начала лихорадочно думать, каким образом мне подниматься. Сначала задоттопырить, а потом через стойку на локтях плечикиподнять или же, совершив изящный переворот на спину, титьками кверху мостик изобразить?Или лучшеприпасть на колени да так и допеть песню?.. Мысли проносились в моей голове за какие-то доли секунды, без ущерба для зрителей.И только я решила выбрать первый вариант вставания (задом кверху как-то поизящней будет), как начала дико ржать. Просто не остановиться было.

– Ох, – прорекла я сквозь смех, – ну вот вам и подарочек от меня, новогодний. Где вы еще увидите, как Алла Браун оземь бьет?! Ха-ха-ха. Что говорите? Нет, не расшиблась я. Хотя синяк наверняка будет. Да вот он уже проступает, – сказала я, окончательно встав и осмотрев ногу. – М-да, шишки набивать я умею. В жизни, кстати, тоже такое бывает, согласны? Судьба тебя роняет, а ты встаешь, отряхиваешься и продолжаешь путь, иногда ковыляя, иногда ползком – падения-то ведь разные бывают. Но главное здесь что? Правильно! Не сдаваться! Сучить ножками до последнего!У каждого ведь так было, да? – обратилась я к балтийцам. – Судьба ка-а-к хренак под дых, и кажется, что весь дух и все силы из вас вон. И кажется, что все, хана… Знаете, что я вдруг вспомнила? – Оборвала я саму себя, не дав прорасти ростку глубокомысленности. – Просто умора!

Дело было на каком-то песенном конкурсе. Тогда я точно так же, как сейчас шандарахнулась со сцены. И вскочила бы я на ноги за секунду, если бы не какая-то участница, прямиком приземлившаяся на меня, распластанную, своим животом к моей спинушке, а лицом -  к затылку. Как ее снесло на мое звездное тело, этого вам никто не скажет. Короче, лежим мы таким бутербродом. Я кряхчу, а девица, вместо того, чтобы поскорее скатиться с меня, рыдает, удобно на мне расположившись. Потом, оборвав рыдания, вдруг на меня заорала: «Чего развалилась? Вставай, давай! Мне встать мешаешь!». Неожиданно кто-то нас отлепил друг от дружки. Девица стремительно умчаласьв мрак, а я отползла в сторонку и села смеяться в уголочек.

В общем, драгоценные мои, я вас совсем уже заговорила! Ведь не урок философии у нас сейчас, а ваш корпоратив. Давайте продолжать веселиться. Правда, с вашего позволения, я хлопну сейчас 50 грамм – для унятия болевого синдрома в ушибленной конечности. Не возражаете?

– Нет! – Дружно ответили мне.

– Вот, спасибо! – Сказала я, подхромала к столу, налила себе оздоровительную стопочку и как ни в чем не бывало снова порхала феей на сцене на радость всем собравшимся.