+7 921 633 11 28 (СПб)

+7 929 986 47 11 (МСК)

   allabraun@list.ru

Alla Brown Фото Музыка Расписание Контакты

Мурманск тогда и сейчас или вспоминая праноеда Сереженьку

…Начало календарной зимы я встречала в Мурманске. 2-го декабря у меня состоялось выступление на дне рождения юбиляра Владимира. По приглашению его дорогой супруги Натальи я пела и авантюрила по полной программе, позволяя себе искрометные шуточки, смену дизайнерских нарядов и опасные пируэты (еще бы чуть-чуть и упала жабой с 50 см высоты) на краю сцены.

Празднование проходило в ресторане при отеле «Азимут» – современной гостинице, разработанной в уникальной концепции «смарт», то есть, когда вся «атмосфера» отеля функционирует по-умному, учитывая потребности современных путешественников. «Азимут» – долгострой. Его строили, строили и, наконец, к 100-тию столицы Заполярья, построили. По правде сказать, Мурманск за те годы что мы с ним знакомы здорово преобразился. Тут вам и пышные скверы, разбиваемые повсеместно, и детские площадки, и декоративные подсветки-иллюмиации, и различные демонтажи-реконструкции-восстановления... В общем, любо-дорого посмотреть!

В честь Владимира и его драгоценных гостей я исполняла песни из репертуара Аллы Пугачевой, шумной группы «Ленинград», ну и, конечно же, свои хиты тоже пела. Вела вечер моя давняя подруга Ириша. С Ирочкой мы вместе проходили «боевое крещение», вместе работая в ресторане «Аграба». Без преувеличения можно сказать, что ресторан этот – легендарный. И не только потому, что он был оформлен в непривычном для северных широт восточном стиле, но еще и по причине того, что в «Аграбу» любили наведываться странные люди. То ли интерьер их привлекал и волновал, то ли кухня, то ли моя скромная персона, но от разного рода фриков отбою не было. И сейчас, не впадая в многословие, расскажу вам одну интересную историю, приключившуюся со мной в стенах «Аграба».

Познакомилась я с неким Сергеем Свинятиным. После недолгих увещеваний с его стороны, согласилась отужинать в его компании после своего выступления. А так как куролесила я в «Аграбе», то и чревоугодничать решили там же. И вот, сели. Я, голодная, аки псина, заказала себе трапезу из пяти, если не ошибаюсь, блюд. Мой визави ограничился лишь стаканом апельсинового сока. Я не удивилась, так как решила, что Сереженька – скряга, поел заблаговременно, дабы сэкономить. Когда мне принесли закуску – разминочный салатик а-ля «оливье», – и началась наша дибилиада.

– Вкусно ли Вам, Аллочка? – Учтиво поинтересовался Сережа.

– Во! – Вытянула я к его лицу поднятый вверх большой палец.

– То есть труп животного, присутствующий в этом салате и во втором блюде. Вы же заказали себе куриный шашлык?

– Кебаб с овощами-гриль. – Не переставая уминать, ответила я.

– Вот! Вот!

– Что «вот-вот»?

– Труп, чьи яды проникают во все, что с ним соприкасается!

– Угу, – промычала я, не в силах оторваться от салатика.

– Вас что, не волнует, что Вы добровольно уничтожаете свой организм, поглощая продукты распада, отравляющие Вас изнутри?

– А-а-а! Так ты вегетарианец?! – Внезапно осенило меня.

– Нет, Аллочка. Я – праноед!

– Хто? – Поперхнулась я.

– Пра-но-ед. Ну, или солнцеед.

– А?

– Так Вы о праноедении ничего не слышали?! Отлично! Сейчас Вас просвещу.

– Сереж, может, не надо?

– Я самую малость.

– Ну ладно, валяй. А вот и кебабчик! Не соблазнишься, м?

– Вы что, еще и есть собираетесь при ликбезе?

– Конечно! А ты давай, начинай жечь глаголом.

– В общем, Аллочка, так. Праноедение – это нетрадиционная система питания, основанная на пране – мощнейшей жизненной энергии, которая находится вокруг нас. Самый мощный заряд этой самой праны сосредоточен в солнце. Так вот питание солнечной энергией и есть праноедение.

– То есть ты хочешь сказать, что питаешься солнцем???

– Именно так.

– Поэтому ты такой тощий и немощный – соплей перешибешь.

– Ну, с солнцем в наших краях тут, действительно, не ахти. Поэтому, – и тут он поднял свой бледновато-желтоватый указательный палец, – я теперь практикую еще и луноедение.

– А-ха-ха-ха-ха, – загоготала я, – Сережка, ты меня уморишь сейчас! Солнцеед-луноед. Ну ты даешь!

– Что я такого смешного сказал? – Явно обидевшись поинтересовался Сергей.

– Да ладно тебе не обижайся. Просто ты и вдруг вся эта ересь… К тому же фамилия у тебя такая, располагающая к употреблению нормально пищи.

– Это не ересь! Воздержитесь от узколобых суждений, сударыня! А что до фамилии, то она – трагедия всей моей сознательной праноедечской жизни. В последнее время все больше склоняюсь к тому, чтобы ее поменять на более подходящую, Солнцепек, например.

– Ну ок. А для чего тебе, мои дорогой друг, все это нужно?

– Для достижения высшей духовной ступени.

– Это какой же? Окочуриться раньше времени?

– Опять Ваши шуточки?

– Молчу-молчу!

– Ну вот Вы же ходите в тренажерный зал?

– Нет, конечно!

– Правильно питаетесь… – Не сдавался Сережа.

– Вот еще!

– Как же Вы при таких раскладах себя мироощущаете?

– Просто зашибись, мой дорогой!

– Вы заблуждаетесь – не может у Вас все быть хорошо. Чакры-то Ваши забиты.

– Ну, тебе видней, голубок. Так чего же ты от меня, неправедной такой, хочешь, м?

– Наставить, просветить, освободить.

– Освободи меня уже от своего присутствия, а?

– Как?

– А вот так!

Встала я из-за стола, подошла к праноеду Сереженьке, схватила его за грудки, да и вытолкала прочь. «Бывает же…», подумала я, усаживаясь обратно за стол. «Да и хрен с ним!», потом еще раз подумала я, налегая на кусок пирога с мясом.

Впрочем, это все дела давно минувших дней. Что же касается недавнего визита в Мурманск, то кроме дня рождения Владимира, мне запомнилась задержка рейса «Мурманск-Санкт-Петербург». Я должна была вылететь в 7:30 утра, а вылетела только поздним вечером! Столько нервов себе истрепала, ожидая своего самолета. При посадке была злее черта. Да еще и какая-то дамочка мне по ногам два раза прошлась, а я ее за это уткой бройлерной обозвала. А она меня куда надо послала. А я ей ответила, что она – хамка, каких свет не видывал. А она мне сказала, чтобы я (если цензурно выражаться) не смела раскрывать своего рта, иначе она за себя не ручается, звезданет хорошенько. Если бы не стюардесса Зоя, нас бы наверняка вышвырнули из салона самолета да отвели в дежурную часть. А так как нам обеим очень хотелось поскорее оказаться в Петербурге, то мы притихли, однако периодически недобро поглядывали друг на дружку, желая недоброе. Но стоило только воздушному судну набрать высоту, как я моментально отрубилась и проснулась уже при заходе на посадку, когда голос из динамиков сообщал, что «погода в аэропорту Санкт-Петербурга – минус один градус по Цельсию».