+7 921 633 11 28 (СПб)

+7 929 986 47 11 (МСК)

   allabraun@list.ru

Alla Brown Фото Музыка Расписание Контакты

Петрозаводск философический

– Не так давно было и такое: малолетняя девица, кажется, ей только-только тринадцать стукнуло, застрелила собственного отца, которого, кстати, очень даже и любила. Убила она его поздней ночью, из… Из чего, как по-вашему, а?

– Ну, не знаю. Предположим из дедова ружья.

– Ха! Если бы! Из пистолета любовника матери!

– Не может быть!

– Еще как и может!

– А что потом?

– О! потом начинается настоящий детективный роман! После совершенного преступления убийца преспокойно замела следы и легла спать. Мать преступницы арестовали и упекли за решетку.Доченька же сделалась наследницей огромного состояния и жила под опекой бабушки, пока не явилась в полицию с повинной.

– Чего это она так смалохольничала?

– Не знаю, совесть, может быть заела. А вот еще был случай…

– Слушай, Степочка, а у тебя нет каких-нибудь некриминальных историй? А то мне уже как-то не по себе стало.

– Да откуда у меня – прокурора – им взяться? Но, если подумать, может, и вспомню какую-нибудь. А, может, теперь ваш, Аллочка, черед меня своими рассказами угощать? У вас они наверняка более позитивные!

– Степ, не издевайся надо мной. У меня этих историй столько, что не рассказать за целый год. Ты иди-ка лучше на мой сайт, да прочти их сам. А япосплю пойду. У меня еще концерт сегодня. А зачем к зрителям с уставшей харей выходить?

– Правильно, идите отдыхайте. Вас проводить?

– Валяй! Только чур не приставай!

– Да за кого вы меня принимаете?            

– Ой, только не надо возмущаться: все вы хорошие до поры до времени.

 

Описанный разговор произошел в поезде, мчавшем меня в Петрозаводск. Давненько я не была в этом городе! Уж и не знала, как и доехать туда поскорей. И вот, дабы утишить нетерпение сердца, ваша покорная слуга и отправилась в вагон-ресторан, где и познакомилась со Степаном Феофилактовичем Неполезным – прокурором из Пензы, ехавшим в Петрозаводск до служебным делам. Степан был рослым, плечистым мужчиной, с большими руками и монументальными плечами. Едва наметившаяся залысина не портила его облика. Единственно, что лично меня немного сконфузило, так это его фамилия (я ж сразу ринулась ее на себя «примерять»). Оказалось, что род Неполезных ведет свое начало черт знает с какого века. В глазах, вернее будет написать «в ушах» самих Неполезных их фамилия очень благозвучна: «необычная и сразу же запоминается» (так заверил меня Степа). «Ну ничего, – рассудила я, – в случае чего, фамилию жены возьмет: Степан Феофилактович Браун тоже звучное сочетание. Благородное».

Как вы уже поняли, развлекал меня Степа рассказами из личных прокурорских запасов. Так развлек, паршивец, что я еще неделю шарохалась от каждого куста и тени. Хотя, тетка не робкого десятка. Хорошо еще, что путь из Петербурга до Петрозаводска относительно близкий – всего каких-то 300 км по прямой, а то я бы еще месяц выходить на улицу боялась. Что же касается самого Степана, то он оказался человеком очень порядочным. Ко мне с поцелуями не лез, сальностей не говорил. А когда мы прибыли в пункт назначения, ловко помог мне с чемоданами, посадил в такси, взял телефон и дал обещание прийти на мой вечерний концерт. Я, видя его деликатность, затрепетала пуще прежнего и нервически начала ожидать собственного выступления.

В Петрозаводск я везла скромную концертную программу – на один вечерок: старые и новые песни из своего репертуара, произведения из репертуара коллег по цеху, сногсшибательные наряды от любимых дизайнеров. Я бы привезла с собой побольше, но, к сожалению, плотный гастрольный график не позволял задержаться в городе на пару дней. Впрочем, такой (простигосподи) концертный «кастратик» нисколько не обескуражил почтенную публику, ибо для меня нет никакой разницы: пою я тридцать минут, или три дня к ряду – всегда выкладываюсь по максимуму. За что и получаю по заслугам: публика меня обожает и носит на руках.

Петрозаводчане встретили меня тепло и сердечно, со скромным обожанием в глазах. Они подпевали, танцевали, дарили цветы, искренне радуясь за себя и за меня. Я отвечала зрителям той же монетой: налегала на хиты, незатейливые танцы а-ля Волочкова на пенсии (даже платье разодрала), от души шутила. Короче говоря, искромётила по полной программе. Единственно, что меня несколько омрачило, так это отсутствие Степана. Он не появился. Напрасно я таращилась в дверной проем, ожидая появления мощой сутуловатой фигуры с цветами. Сперва я хотела позвонить Степе, но потом вспомнила, что телефона своего он мне не оставил. Но унывала я не слишком: не в первой созерцать осколки собственной мечты. К тому же от нахлынувших было соплей спасли меня два особо благодарных зрителя: Дима и Дима.

Как оказалось, Димы были не только двоюродными братьями, но и коллегами по работе. Поэтому за мной они приударили синхронно и задорно: угощали вином и шампанским, в перерывах между песнями осыпали комплиментами и при каждом удобном случае шлепали меня по ягодице, при чем все время по одной и той же – по левой. И, надо сказать, шлепали так, что на следующий день на белой булке моей красовался гигантский фиолетовый синяк. Но я на ребят не в обиде: душеньку-то мою они не травмировали. А жопа… Жопа заживет – те синяки, что на ней случаются, быстро расходятся, аки круги от прыгнувшей в воду жабы.