+7 921 633 11 28 (СПб)

+7 929 986 47 11 (МСК)

   allabraun@list.ru

Alla Brown Фото Музыка Расписание Контакты

День выборов

«Мы выбираем, нас выбирают – как это часто не совпадает…» – мурлыкала я себе под нос, спешно собираясь на выборы. Почему спешно? Потому что в тот день, кроме своего гражданского, ваша покорная слуга намеревалась выполнить и профессиональный – артистический – долг: по приглашению администрации поселка Агалатово я должна была выступить на поселковой площади, перед честным народом.

Сказать, что я, узнав про возложенные на меня обязанности, струхнула – нельзя. Мне и ранее доводилось заводить публику на официальных мероприятиях. Так, в моем послужном списке числятся: светские приемы, торжественные банкеты для политической элиты, чиновничьи свадьбы и даже одни депутатские похороны (ну, захотел человек, чтобы в последний путь его провожали на мажорной ноте, так и хоронили: с песнями и танцевальной процессией впереди). В Агалатово же намечалась стандартная для всяких выборных мероприятий процедура. Мне надлежало явиться в названное время в назначенное место и петь-танцевать, подбадривая, но не агитируя избирателей. «Только, Аллочка, оденьтесь потеплее, а то Вам на открытом воздухе холодно может быть», – любезно предупредил меня по телефону внимательный голос приглашающей стороны. На этом все указания и закончились. Да и зачем они мне, собственно? Протокол я и без напоминаний знаю: нарядное, но не вызывающее платье, заметный, но не вульгарный макияж, пышная, но без «вавилонов» укладка. А что касается «одеться потеплее», то тут у меня один секретик имеется.

Есть у меня древнее, можно сказать трофейное, поддевочное бельецо. Кальсонное, утепленное, с начесом. Досталось оно мне от одного ухажера. Ухажер сбежал, а кальсоны оставил. Может, вернуться намеревался? Сперва я хотела избавиться от этого «наследства», но то ли рука тогда у меня не поднялась выбросить, то ли думала, что отдам их соседскому бомжу Виталику – кальсоны так и остались при мне. За что им большое спасибо. Ведь выручают они меня в демисезонное или вьюжное ненастье будь здоров! Единственно, толстоваты они немножко, а на портках впереди – что-то типа гульфика. Но я и к этому приспособилась: надеваю их «под концертное» задом наперед, тем самым зрительно увеличивая собственную филейную часть.

Понятное дело, что на Агалатовское выступление я отправилась в нем. Отправилась через свой избирательный участок поселка Песочный, который расположился в моей родной школе 466. Не знаю, как вам, а лично мне всегда приятно оказываться в образовательных стенах. Ведь столько воспоминаний сразу накатывает! И, хотя ученицей я слыла не лучшей (с успеваемостью у меня было так себе, по поведению всегда стояло «неуд»), однако учителя, завхоз и уборщица меня почему-то жаловали. А главная повариха – толстая Нюра – постоянно подкармливала, щедро надбавляя к казенным обедам граммы.

Вот по старой памяти я и ринулась, быстро поставив галочку напротив особо симпатичного мне кандидата, в школьный буфет. Нюры на раздаче, конечно же, не было. Равно как и не было горячо любимых мною пирожков с капустой да молочных коржиков с румяной корочкой. Вместо них на пластмассовых подносах громоздились «лапти», именующиеся «выпечкой» с начинкой из кураги, риса и яйца, яйца и зеленого лука, яблочного повидла. «А с курицей ничего нет?», – робко поинтересовалась я у неприветливого вида продавщицы. «Нет!», – рявкнула та. «Спасибо, что не ударили», – отозвалась я и пошла к выходу. Конечно, я могла и что-то посущественней ответить хабалистой кумушке, но не хотелось портить себе настроение – в Агалатово надлежало прибыть с улыбкой на устах и добром в сердце. Что я, собственно говоря, и сделала.

Сцена, как и обещалось, была возведена под открытым небом, на площади. Конечно же, между моей макушкой и небом был навес, но он мало помогал от порывистого ветра и временами накрапывающего дождика. Но мне было хорошо и не зябко – выручили упомянутые выше кальсоны. Для агалатовцев я приготовила компактную, но очень интересную программу. В нее вошли: мои персональные хиты «Питерская бомба» и «Летаю» и восьмиминутное попурри из песен глубокоуважаемой Аллы Борисовны Пугачевой. Публика мое присутствие приняла на ура! Все танцевали и подпевали. Мне дарили цветы, неистово аплодировали и кричали «мо-ло-дец!». Пока не забыла, напишу, что сцену мне посчастливилось разделить с Жорой. Жора – местная достопримечательность, все его в Агалатово знают и почитают. И есть, за что! Таланту и харизмы у Жоры что у Киркорова Филиппка, даже еще побольше будет! Потому-то и жалуют его, и ждут всегда, и чуть ли не на руках носят.

Под конец моей краткой агалатовской гастроли со мной приключился почти амурный почти роман. Почти – потому что моему «кавалеру» еле-еле стукнуло три года. Звали его Николаша. Как уведомил меня сам Николаша, он вызвался проводить маму до избирательного участка (какой воспитанный мальчик). Ну а потом поволок родительницу на звуки чарующей музыки (моего, как вы уже догадались, голоса). Дождавшись окончания песни, Николаша решительно двинулся в мою сторону. Подошел к сцене и громко крикнул: «Пливет, тетя!».

– Привет, шпингалет, – ловко в рифму ответила я мальцу. – Ты откуда тут?

– Штою, тебя слюшаю.

– Один?

– Вон мама моя. Вон там стоит, – мотнул он головой в сторону.

– И как тебе, понравилось?

– О-о-очень! Давай длужить. И замуж выйдем.

– Замуж?! Ты меня замуж зовешь.

– Ну да!

– А сколько тебе годков-то?

– Мне! Вот, сколько! – Николаша выставил перед лицом три пальца в полосатой перчатке.

– Ого! Какой большой!

– Дя, я уже и буквы знаю!

– Молодец! А я для тебя не старовата?

– Што? Какая вата?

– Ну, много лет мне уже, зачем я тебе такая старая нужна?

– Петь мне будешь!

– Так я тебе и так могу спеть, без замужества.

– А?

– Спою тебе сейчас.

– Ур-р-р-р-а-а-а! Можно я танцевать тогда будю?

– Конечно, Николаша!

– Тогда потом замуж пойдем, когда ты маленькой снова станешь.

– Хорошо, дорогуля, договорились.

 

Николаша отбежал к маме и прекомично начал топтаться около нее, выделывая маленьким проворным туловищем невообразимые па и загогулины в такт исполняемой песни. «Каков ходок!», – подумала я. – «Три года сопляку, а уже к теткам подкатывает! Что из такого вырастет? Надеюсь, не то, что кальсоны свои у меня оставило!». Впрочем, мысли сии у меня долго задержались – не брюзжать я сюда приехала, а развлекать. Наворчусь еще на пенсии, когда нечем будет себя занять. Буду сидеть на лавочке в городском саду, да на молодежь покрикивать в свое удовольствие, пахабными словами щедро ругаться. Вот. Увидите меня такую – незамедлительно подходите и кричите: «Брауниха, хорош бубнить! Лучше расскажи-ка, как ты однажды перед концертом гороху наелась. Знаем, есть такой случай в твоей биографии». Запомнили? Ну а на сегодня – всё!