+7 921 633 11 28 (СПб)

+7 929 986 47 11 (МСК)

   allabraun@list.ru

Alla Brown Фото Музыка Расписание Контакты

Дело было в красном селе…

Примите поздравления от Аллы,

Наполните вином свои бокалы,

Пускай веселым будет настроенье,

В Елены нашей милой день рожденья!

Желаю тебе, Леночка, здоровья!

Пусть каждый день наполнится любовью!

Пусть Миша на руках уносит в ложе,

И утром, и в обед, и ночью тоже!

Пусть дочь растет на радость папе-маме!

Пусть не иссякнут денежки в кармане!

Пусть близкие становятся все ближе!

Пусть жизнь фонтаном шоколадным брызжет!

Хочу чтоб ты жила - не уставала!

Будь вечно молодой! Как Браун!

 

Вот такие стихи вылетели из моих высокоталантливых уст в честь дня рождения моей подруги Леночки, случившемся 27 августа. С Леной и ее супругом Мишей я познакомилась два года назад в жарком Таиланде. И с тех самых пор мы – добрые знакомцы.

Не скрою, я была приятно удивлена внезапному приглашению стать рулевой Ленушкиного праздника. Ведь всегда волнительно и приятно, когда друг вверяет тебе «дирижерскую палочку» и говорит: «давай, Браун, жги!». Ну, я и жгу. Всегда по-разному, но неизменно добросовестно. Ведь нет для меня разницы между тем, для кого я (с позволения сказать) ишачу: друг или незнакомый человек в равной степени получают частицы моего неувядающего таланта. Короче говоря, я, если можно так выразиться, пропагандирую артистический коммунизм.

Территориально событие отмечали в Красном Селе. С этим местом связано у меня одно сентиментальное воспоминание. На заре туманной юности я, будучи барышней трепетной и романтической, любила ездить по пригородам Петербурга. С перекусом, чаем в термосе и книжицей. В еде я отдавала предпочтение бутербродам с сыром и маслом, в книгах – стихам, преимущественно слезливо-тоскливой женской лирике. Помню, как, приезжая в Пушкин или Петергоф, я прогуливалась по аллеям (в зависимости от времени года владеющих незапыленной зеленью, золотым листопадом или искрящимся в слабом свете редких фонарей снегом), потом находила отъединенную от людей скамейку, усаживалась на нее и приступала к своим отрадным делишкам. Сначала я несколько минут просто сидела, изящно сложа загоревшие/вспотевшие/замерзшие ручонки на коленках, мысленно таращась в бескрайние дали. Думала я в те минуты о будущей лучшей жизни с единственным принцем, собакой и домашней пивоварней. После сладостных минут наугад открывала книгу и погружала очи и сознание в рифмованные тексты о любви разной степени удачливости.

 

«Иногда можешь обмануться

Случайным острым умом.

Случайность, когда обнаружится,

Разочарование последует вдогон.

Тебе откроются человеческие тайны

Души – продажной…

Тебе откроется все то,

Что ты считала острым умом!».

 

Добросовестно вчитываясь в подобный бред, я кивала или мотала головушкой, выказывая тем самым степень личного согласия или несогласия с автором сего откровения.

И вот однажды я направила свои стопы в сторону Красного Села. Сейчас уже и не вспомню, какой такой позыв сподвиг меня на этот вояж. Наверное, хотелось каких-то всклокоченных эмоций, тревожных ощущений, ведь в означенном месте мало мест для увлеченного погружения в лоно романтического.

Отправилась я на рейсовом автобусе. А так как выпал особенно жаркий день, меня быстро укачало. Дабы не случилось со мной конфуза, я вышла из душегубного транспорта на первой попавшейся остановке. Таким образом я и оказалась на Бронетанковой улице. Переведя дух и не разумея дальнейшего пути, поплелась куда глаза глядят – в сторону призывно зеленеющих березовых кущ. Дойдя до благословенного оазиса, я с неудовольствием обнаружила, что возвышенные березы являлись оформлением прозаического сарая с выцветшей надписью «Кафе «Мечта». Я сначала грубо выругалась, затем решила присесть и передохнуть – пёхала я к «Мечте» прилично.

Зайдя внутрь, я искренне изумилась убогой неприглядности заведения: обшарпанные стены, пыльные плафоны, изгвазданные черт знает чем, липкий пол и общее ощущение безнадежности. Боязливо озираясь по сторонам (хотя «Мечта» была пуста), я подошла к стойке, за которой скучала дородная дама. Заметив мое робкое приближение, она оглядела меня и сказала: «Из безалкогольного только «Буратино». Я ответила: «Давайте «Буратино». Получив мокрую бутылку и заляпанный граненый стакан, я нашла, как мне тогда показалось, самый приличный столик, расположилась за ним, выдохнула, налила сладкой газировки, глотнула и начала убеждать себя, что «Мечта» не так уж и плоха. Как вдруг над моим ухом раздалось хриплое «Скучаем?». Мгновенно обмерев от ужаса, я подняла голову и узрела над ней грязного бородача с подбитым глазом. «А! Нет! Да! Ы!» проорала я в напугавшее лицо и со всей силы ринулась бежать, сметая на своем пути все, что попадалось под ноги. Стремительность моего бегства внезапно прервал какой-то стул, благодаря которому я с поросячьим визгом рухнула на пол, разодрав обе коленки, руку и щеку. Дальше все как в тумане – слезы застили глаза, осознание собственного позора – память. Отчетливо припоминаю только одно, как бородач со словами «мамзеля-тетеря» прикладывал к моим кровоточащим безобразиям подорожник.

В ракурсе всего изложенного вы поймете, почему на Ленушкином торжестве я первым делом спела давний флористический хит «Подорожник-трава». Ну а потом пошло-поехало: я исполнила добрую половину собственного репертуара и много всяких других песен. Я кочегарила так, что и после Леночкиного праздника не могла остановиться. Утихомирить себя решила в местном клубе. Пошла в первый попавшийся, «Бумага» называется, где, собственно и куролесила до пяти утра, влюбив в себя всех пацанов. Вот такая я у вас!